let_10718352

Как Латвии стать вторым Сингапуром

• 05.03.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)696

Айнар Шлесерс с женой и сташим сыном

Это знает Айнар Шлесерс

Он возвращается в политику с грандиозными планами: на следующих выборах вместе с «Центром согласия» взять большинство в Сейме и реализовать свою программу экономического процветания Латвии. И нужно для этого — «всего-то!» — национальное примирение.

Альтернативы этому нет, считает Айнар Шлесерс. Или Латвия в ближайшие годы совершит прорыв в направлении сотрудничества с Россией и странами СНГ, или станет территорией для расселения беженцев из Африки или арабских стран. И вот тогда мы горько пожалеем, что латыши и русские не смогли договориться между собой.

«Суббота» побеседовала с Айнаром Шлесерсом.

«Я работал папой»

— Айнар, как вы провели эти 2,5 года вне политики? Не скучали?

— Ну что вы! У меня большая семья, и всё это время я, можно сказать, был в отпуске по уходу за детьми.

Дочке Элизабете год, Марку Леонарду — три года. Герхарду Даниэлю семь, он только что пошёл в первый класс. Каждое утро одного нужно отвести в садик, другого — в школу, потом обоих забрать. Это моя обязанность. Несколько раз ездили с детьми в Турцию: и лететь недолго, и тепло, а в гостиницах всё продумано для семейного отдыха.

Дети все разные, каждому нужно уделить время, и это такие приятные заботы… После 14 лет в активной политике я с удовольствием отдавал долг семье, хотя занимался, конечно, и бизнес-проектами.

Когда росли старшие сыновья, у меня такой возможности не было. Они оба сейчас учатся в Англии. Эдвард выдержал серьёзный конкурс — 17 человек на место, поступил в хороший университет и сейчас уже второй год изучает управление бизнесом. А Ричард пока ещё в средней школе. Он выбрал другой путь — кинематографию.

— Почему вы решили вернуться в политику?

— Ещё недавно я думал, что политика для меня уже в прошлом. Меня столько ругали! Как будто я в ответе за всё. Я устал напоминать, что я никогда не был премьером и могу отвечать только за свою работу — министром сообщений, вице-мэром Риги. Но невозможно же сидеть и смотреть на то, что происходит!

— А что, собственно, происходит? Ваше видение?

— Правительство Домбровскиса своим главным достижением считает стабильность. Но какова её цена? Если в 1988 году население Латвии было 2,6 миллиона человек, то сейчас — менее двух миллионов. За последние 25 лет мы потеряли 25 процентов населения. Это значит, что с карты Латвии исчез не посёлок, а целая Рига, в которой сейчас живут около 650 тысяч человек.

Да, многие уехали за границу, но сократилась и рождаемость. Если в 1988 году на свет появилась 41 тысяча малышей, то сейчас — около 20 тысяч, вдвое меньше. И даже если завтра ситуация изменится, очередная демографическая яма уже вырыта.

И на запад, и на восток

— Вам не кажется, что эта задача не имеет решения? Пока мы не догоним Европу по уровню жизни, люди будут уезжать…

— Если продолжать нынешнюю политику, то, конечно, ничего не изменится. Нам всё время твердят, что нужно выбирать между западом и востоком. Но это чушь, что ещё раз наглядно показывают события на Украине.

Латвия — член НАТО и Евросоюза, мы уже даже евро ввели. Мы не должны жить прошлым, вновь и вновь вспоминая обиды, а сотрудничать с тем, с кем выгодно, в том числе с Россией и другими странами СНГ. Как это делает Германия, которая воевала с Советским Союзом, Финляндия, потерявшая во время Второй мировой войны треть своей территории.

Надо понимать: заработать можно только сотрудничая и с западом, и с востоком. Например, Rail Baltic в его нынешнем варианте никогда не окупится, даже если Европа даст на этот проект 85 процентов необходимых средств. Арифметика против: в Таллине живут 300 тысяч человек, в Риге — 600 тысяч; маловато для окупаемости.

А вот если продолжить колею до Москвы, то это будет уже совсем другое дело. Рига получит выход на 20-миллионный город, и если запустить поезд, который идёт со скоростью 250 километров в час, то к нам хлынут бизнесмены и туристы с востока. Тут и придумывать ничего не надо. Есть отличный пример: поезд Санкт-Петербург — Хельсинки.

Не простаивала бы и скоростная автомагистраль Рига — Москва. Вот где развитие! И это уже чистая экономика, а никакая не политика.

— Ну как же не политика? Ведь такие проекты возможны только при договорённостях на государственном уровне…

— Конечно. Нужно садиться за стол переговоров с российским правительством. Наш президент Берзиньш встретился с Путиным. Очень хорошо! Диалог надо продолжать.

Недавно российский президент сказал, что экономика России не растёт так быстро, как раньше, поэтому ей нужны новые проекты. И мы можем такие проекты предложить! В прошлом году в Латвии принят закон о холдингах, который делает страну интересной для международного бизнеса.

Уже сегодня российская компания «Уралхим» — одна из крупнейших в Латвии. В ней работают пара десятков человек, которые ведут торговлю по всему миру, получая 25 миллионов евро прибыли в год. И таких примеров может быть множество.

Проект предоставления видов на жительство в обмен на инвестиции принёс нашей экономике 1,5 миллиарда евро, а может, и больше. Ведь те люди, которые купили здесь квартиры, приобретают мебель, технику, нанимают управляющих, а это тоже рабочие места и налоги. По статистике, выходцы из СНГ в среднем тратят по 10 тысяч евро в месяц — намного больше, чем скандинавы и немцы, и это хорошая поддержка для нашей экономики.

А что нам предлагает Брюссель? Принимать беженцев из Африки и платить 6000 евро за каждого. Но для их интеграции в общество понадобится намного больше денег, и их придётся отнимать у наших пенсионеров, детей, молодых семей.

Важно понять: наступил решающий момент. Или мы останемся провинцией Евросоюза, откуда бегут люди, или станем бизнес-центром, который соединит два огромных рынка — Евросоюза и СНГ. Латвия может превратиться в европейский Сингапур, и наши люди будут получать высокую зарплату, работая в латвийских банках, а не на английских полях. Удалось же такой маленькой стране, как Люксембург, добиться самого высокого ВВП на душу населения.

Языки: чем больше, чем лучше

— Латвия — новый Сингапур? Звучит красиво, но фантастично…

— Вовсе нет! Мы много лет жили в СССР, знаем россиян, их менталитет. Большая часть жителей Латвии владеют тремя языками: латышским, русским и английским. Причём не только на разговорном, но и на профессиональном уровне. Это наше огромное преимущество.

У Латвии уникальное географическое положение, и пока что у нас всё дешевле. Да, большой бизнес, который ворочает миллиардами, предпочитает Лондон и Нью-Йорк. А вот средние российские миллионеры охотнее пойдут к нам, а не на Кипр или в Монако.

— Идею Латвии как моста между Западом и Востоком обсуждают уже лет 20. Но пока ничего не получилось…

— И не получится, если общество будет расколото по национальному признаку. Чтобы Латвия существовала, чтобы люди хотели в ней жить, нужно объединить силы. Для этого я и возвращаюсь в политику! Для этого я и поднял тему национального… izliigums? Как это по-русски?

— Примирение.

— Да? Наверно, точнее договор или соглашение. Русские Латвии — не русские России. Это наши люди! Мы должны дорожить каждым человеком. Если кто-то, живя в Латвии, берёт гражданство России, это проигрыш для всей страны. Родившиеся в Латвии дети должны автоматически становиться гражданами.

Хватит рыться в прошлом, искать оккупантов! Такова наша история: один брат воевал в Красной армии, другой — в немецкой. Оба режима были плохи для Латвии, и не стоит спорить, который был хуже.

Я предлагаю: пусть каждый сам, исходя из ситуации в семье, примет решение, что в прошлом было хорошо, а что — плохо. Нужно думать о будущем ради наших детей. Иначе страна опустеет, латышский язык останется только в Англии, и программа принятия беженцев станет реальностью. Вот тогда мы пожалеем, что не смогли договориться между собой.

— Какое уж тут объединение, если снова поднимается вопрос о ликвидации русских школ!

— Современные школы должны быть билингвальными, трилингвальными. Каждый выпускник должен знать минимум три языка. В латышских школах нужно с первого класса учить русский и английский языки, с четвёртого — немецкий, с седьмого — французский или испанский. Я уверен, что 99 процентов родителей примут эту программу, потому что в языках политики нет.

А если в русской школе дети не знают латышского, директора нужно уволить. Нельзя позволить, чтобы плохие учителя портили жизнь молодым людям.

— А хороших учителей откуда взять?

— Нужно думать! Можно делать ротацию педагогов, платить премии лучшим.

— Вы считаете, что каждый ребёнок может выучить пять языков?

— Уверен! Мои старшие учились в международной школе, там всё было по-английски, и в итоге они русский знают не очень хорошо, и я как отец из-за этого переживаю. Поэтому Герхарда Даниэля я в три года отдал в английский садик, а через два года — в русский. В итоге, отправляясь в школу в возрасте семи лет, он свободно знает три языка. Такую политику надо строить и на государственном уровне.

Латвия маленькая страна, и чтобы конкурировать с другими, наши люди должны быть умнее, и языки — огромное преимущество.

Кстати, для латвийских магазинов становится проблемой то, что не все продавцы знают русский. В результате недальновидной политики латыши становятся неконкурентоспособными у себя дома. Ни одним законом нельзя заставить предпринимателя взять на работу человека, у которого нет необходимых качеств.

— А сколько копий сломано по поводу того, чтобы обучение в вузах велось не только на латышском, но и на других языках!

— Нужно брать пример с Великобритании. Образование для этой страны — огромный бизнес, который ежегодно приносит до 30 миллиардов фунтов.

И тут Латвия могла бы занять свою нишу. Ведь чтобы поступить в английский вуз, нужно сдавать экзамен на знание языка. Молодые люди из стран СНГ могли бы готовиться к нему в Латвии. Изменив закон, мы могли бы учить студентов на русском — за деньги, получая до 10 тысяч евро с человека в год. Это пошло бы на пользу не только Риге, ведь вузы есть в Даугавпилсе, Лиепае, Валмиере.

А выпускникам вузов в качестве бонуса можно предложить вид на жительство на три года, привлекая таким образом молодых энергичных людей.

Повторить успех Риги

— Несколько лет назад вы уже предлагали поставить во главу угла экономические, а не национальные вопросы. Но выборы показали, что не так уж много людей эту идею поддержало. Думаете, сейчас люди готовы к переменам?

— Давно уже готовы! Дело за политиками. В 2009 году за «Центр согласия» проголосовали 34 процента рижан, за партию Шлесерса — 15, мы объединились и получили 38 мест из 60. Это стало поворотным пунктом. С того времени Рига стала меняться к лучшему.

— Не жалеете, что ушли из думы?

— Нет, это было правильное решение. Нил Ушаков и Андрис Америкс справились хорошо. На последних выборах в столице национальный фактор перестал играть решающую роль.

И теперь я хочу повторить успех Рижской думы на государственном уровне, а для этого нужно перестать делить народ на русских и латышей.

«Центр согласия» должен быть в следующем правительстве, в которое войдут и представители региональных партий. Хватит им сидеть в оппозиции!

У меня была встреча с Нилом Ушаковым и Янисом Урбановичем, моими бывшими коллегами, и мы говорили о том, что коалиция должна иметь чёткую программу действий и большинство в парламенте, чтобы её реализовать.

А иначе снова будет повторяться этот позор, которому мы были свидетелями при формировании нынешнего правительства, когда партии делили кресла, ни слова не говоря о том, что собираются делать. Президент Андрис Берзиньш также считает необходимым повысить ответственность премьера.

В 2015 году, когда Латвия станет председателем Совета Европы, страна должна иметь правительство, которое сможет твёрдо заявить Брюсселю: мы не можем ждать, пока выровняются зарплаты. Нам нужен свой план Маршалла. А не похвалы Брюсселя, которым так радовалось правительство Валдиса Домбровскиса.

— У Латвии комплекс отличника?

— Какое там… Просто расчёт. Помните, когда начался кризис и все стали урезать расходы, Брюссель заявил, что не может сократить ни цента? У евробюрократов своя отдельная хорошая жизнь, и потому ЕС будет существовать долго. Не случайно так много людей стремятся попасть в Европарламент. Вот и Домбровскис ушёл в отставку, чтобы побороться за тёплое местечко.

Это замечательно — получать 18 тысяч евро в месяц за непыльную работу, за пять лет получается миллион. Поди заработай такие деньги в частном бизнесе! Так что, голосуя на евровыборах, мы голосуем за то, чтобы восемь человек могли стать миллионерами.

Причём эти наши представители не слишком много могут сделать для Латвии. Как Германия с Великобританией и Францией решат, так и будет. А иначе почему Латвия получает так мало субсидий для села?

— Ваша партия «Едины для Латвии» не будет участвовать в выборах в Европарламент?

— Брюссель не для меня. Я хочу жить и работать в Латвии, и чтобы мои дети жили здесь.

Ксения ЗАГОРОВСКАЯ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *