photo

Фемида LMT

• 04.06.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)752

Вице-президент LMT и одна из самых успешных бизнес-леди Латвии Лаура Кершуле считает, что успешного руководителя создают знание жизни, профессионализм и главное — обострённое чувство справедливости.

Лаура Кершуле юрист по образованию, судья в прошлом и Фемида LMT по жизни. Более 20 лет она вице-президент LMT и член правления этой большой успешной компании. А ещё она мама двух сыновей, счастливая бабушка и обаятельная женщина.

В современном мире, где руководящие позиции по-прежнему занимают в основном мужчины (70%), Лаура Кершуле доказала, что только женщина чувствует атмосферу коллектива на эмоциональном уровне, а поэтому способна управлять людьми с чувством врождённого такта. «Женщины более гибки в переговорах, — считает она. — Мы интуитивно чувствуем проблемную ситуацию задолго до её выплёскивания наружу — тогда, когда мужчины с их железной логикой ещё не замечают никакого подвоха…»

В том, что LMT абсолютный лидер латвийского рынка связи, есть большая заслуга Лауры Кершуле. Именно эта женщина сформировала профессиональный коллектив азартных, увлечённых и талантливых людей, умеющий работать не просто на совесть, а «на вырост».

«Мой первый учитель — голубое озеро Разнас»

— Лаура, где прошло ваше детство?

— Родилась я в Риге, а мои корни из Латгалии, где жили деды и прадеды. Мама училась на педагога и работала в школе всю свою жизнь — более 50 лет. Папа мальчишкой мечтал о морях-океанах, а в юности окончил мореходное училище. Родители поженились совсем молодыми, им было всего по 18 лет, и прожили всю жизнь вместе.

Ребёнком все школьные каникулы я, конечно, проводила на латгальском хуторе — среди заливных лугов, кустов крыжовника и смородины, жужжащих пчёл и добрых справедливых людей… Латгалия — место, которое навсегда в моём сердце. На берегу озера Разнас у меня есть дом, куда мы постоянно ездим за очередной порцией энергии. Нигде мне не дышится и не отдыхается лучше, чем в родных местах. Я варю варенье, пропалываю грядки, гуляю по лесу и запоем читаю. Вечерами собираемся всей семьёй у костра на берегу родного озера: смотрим на закат солнца и вскоре — на лунную дорожку на воде. В августе, когда начинаются звёздные дожди, загадываем желания — и они все сбываются. (Улыбается.)

— Дом, наверное, богатый?

— Нет, самый обычный деревенский, даже телевизора нет. Из всех современных удобств — только электрические лампочки. По-спартански там живём! Сыновья ездят на озеро рыбачить, я варю всем настоящую латгальскую уху с дымком. Часто делаю «бабушкины» салаты из того, что на данный момент выросло в огороде (это картофель (лучше варить в мундире), редис, укроп, лук): надо всё просто порезать, добавить щепотку соли и залить постным растительным маслом: нет ничего ароматнее, вкуснее и полезнее.

— Чего-то я не понимаю… Вы хотите сказать, что вы, руководитель высшего звена, топ менеджер процветающей компании, стряпаете на кухне, как самая обычная женщина?

— Конечно. Ну, может, не каждый день удаётся побаловать близких разнообразием блюд на столе, но раз в неделю, по выходным, обязательно это делаю. Когда вся семья в сборе, это ли не радость? Горжусь своими сыновьями Роландом и Витаутом, которые сегодня уже сами крепко стоят на ногах. В своё время я родила — буквально одного за другим — своих мальчиков. Материнство — одно из моих самых умных решений в моей жизни. Старший женился, и я уже бабушка!

— Вы так легко и счастливо говорите: «Я уже ба-буш-ка!» Многие успешные женщины, которые выглядят потрясающе молодо, по возможности скрывают истинный возраст и тот факт, что имеют внуков.

— Возраст — он же не по паспорту определяется. От того, что у моего сына есть свой малыш, я становлюсь только ещё моложе и ещё счастливее.

— Извините, раз уж заговорили о такой щепетильной теме, как молодость зрелой женщины. Скажите, как вам удаётся так хорошо выглядеть при такой напряжённой работе? Какие-то косметические ухищрения?

— Знаете, в краях моих предков есть поверье — утром встала, иди и умойся водой из озера Разнас или — из колодца… Я так и делаю, когда бываю в Латгалии. А если говорить совсем серьёзно, просто это генетика и ещё любимая работа, которая действует на меня как самое лучшее омолаживающее средство. Быть в форме — нельзя иначе!

К косметологам ходить особенно некогда — это же сколько часов надо проводить в салонах, чтобы соблюдать все предписанные ритуалы? Думаю, больше всего мне помогают спорт (играю в теннис, много хожу пешком), гармония в душе и то, что меня никогда в жизни не грызли ни зависть, ни жадность, ни злоба. От плохих эмоций люди быстро стареют: негатив съедает силы и уничтожает молодость.

Есть ещё один фирменный латгальский рецепт молодости: чистый воздух, грибы-ягоды и потрясающие чаи из местных трав. А ещё труд. В нашей семье лентяев нет.

— Вы помните свой первый заработок?

— Это было в деревне — у бабули. Мне тогда было лет шесть-семь, не более. Дедушка был учителем, во времена Первой Республики построил в Латгалии большой дом для сельской школы. В советское время здание национализировали и превратили в колхозную конюшню. Лошадям заготавливали сено и свозили в сарай — мы, дети, прыгали по этому сену целый день, чтобы элементарно его утрамбовать: так зарабатывали по два рубля в день. Бабушка смеялась, называла нас миллионерами. Но это реально был мой первый официальный заработок.

А вообще всю жизнь работала. Школьницей старших классов на предприятии РЭЗ на станке вкалывала, никогда не боялась ни физической работы, ни какой-либо другой.

«Судебные разбирательства показали мне жизнь»

— После окончания юрфака вы практически сразу попали на очень серьёзную работу — в суд Кировского района Риги. По знакомству?

— Нет, сначала у меня была стажировка в суде Октябрьского (теперь Зиемельского) района, куда меня пригласили на работу, когда я была студенткой. Думаю, заметили, хотя звездой университета я точно не считалась. По всем предметам успевала без троек, регулярно получала стипендию, а вот пай-девочкой не была. Всё успевала: и на экскурсию съездить, и на свидание, и на танцы сходить. Более того, замуж вышла студенткой! Теперь понимаю, что уже в 20 лет умела грамотно распределять время.

Когда закончилась стажировка, меня хотели избирать судьёй (тогда эта должность была выборной), а потом узнали, что мне нет положенных 25 лет. Год трудилась юрисконсультом. А потом меня всё-таки выбрали народным судьёй. Это случилось в Октябрьском районе, где председатель суда была потрясающая женщина — Айва Зариня. Могу сказать, что у этой потрясающей дамы я научилась тому, как следует относиться к работе: ответственности, принципиальности, собранности. Пришло осознание того, что если руководитель по натуре истерик, такими же рано или поздно становятся и его подчинённые. Если же он человек честный, открытый, отзывчивый, уравновешенный, любезный — эти качества неизменно передаются окружающим сотрудникам.

Работа в суде стала школой жизни. С тех пор я и к себе отношусь очень строго, требовательно и, не побоюсь этого слова, объективно. Если в личной жизни ещё могу дать себе какое-то послабление, в работе — никогда: могу горы свернуть и пустить реки вспять, если надо.

— Назовите хотя бы одно дело, судебное разбирательство, которое запомнилось на всю жизнь.

— Каждое лучше или хуже помню… Суд — место, где жизнь видишь без прикрас, без макияжа и лоска. Это не кино, тут всё по-настоящему: человеческие боль, горе, подлость, сомнения, страсть, обида, корысть, ненависть, ошибки. Человек бывает слаб, оскорблён, обманут. Суд — это жернова души, это Достоевский наяву: тут вам и Раскольников, и старуха-процентщица… Мы рассматривали очень сложные дела: убийства, кражи огромных сумм и так далее.

— Трудно было вершить судьбы?

— Меня считали грамотным судьёй, хотя подчас какое-то решение мне давалась ох как непросто. Особенно сложно было, когда рассматривались дела несовершеннолетних: матери плачут, 16-17-летние дети — на скамье подсудимых… Многие из тех пацанов потом писали мне благодарственные письма: мол, спасибо, гражданка судья, я теперь уже женат, у меня детки, есть профессия — и спасибо за науку! Были и другие послания — с угрозами, что, в общем-то, страшно.

Вы просили рассказать случай, который врезался в память… Есть такой. Однажды рассматривала бракоразводное дело супругов, имеющих четверых детей. Встречалась с ними — прекрасные люди, но упёрлись: не будем вместе — и точка. Беседовала с ними просто часами, чувствовала: есть призрачный шанс их помирить. Потом пару раз откладывала рассмотрение их дела, лекции им читала, чего сегодня уже никто из судей, по-моему, не делает. Знаете, в результате эти люди помирились. Ко мне даже подошёл православный священник (хотя это было ещё в советское время) и выразил свою благодарность — сообщил, что ему несмотря на все усилия не удалось помирить рассорившихся супругов (они были верующими), а мне это удалось. Подарил Библию, которая вот, смотрите, по сей день стоит на полке рабочего кабинета.

Одним словом, каждое дело в суде — это люди, непростые ситуации, коллизии и судьбы. Это школа жизни — мой второй университет! Сегодня, например, я сразу вижу, правду мне говорит какой-то человек или нет. Это качество у меня, как и обострённое чувство справедливости, профессиональное.

— Что важнее в руководителе — опыт, образование или какие-то особенные качества характера?

— Профессионализм, умение сплотить людей и да, всё-таки характер. В древнем китайском трактате я прочитала, что надо многое самому познать, чтобы кого-то чему-то учить: «Можно и обезьяну научить читать стихи, но кто их будет слушать?»

«Бизнес меня сам позвал… И уже не отпустил»

— Лаура, вы могли бы сделать блестящую карьеру в суде. Как же вы оказались в LMT?

— Меня нашёл Юрис Бинде, который в начале 90-х формировал команду LMT. Предложили должность юриста. Он сумел меня убедить — по сей день не понимаю: как это ему удалось? В июне 1993 года я ушла из суда — решила попробовать себя на новом поприще и неожиданно увлеклась.

Наш первый офис находился в здании детского сада, где шёл ремонт; трудовые книжки первых 29 служащих компании LMT лежали в коробке под столом. Кстати, сегодня в группе LMT работают более 800 человек, было больше. Но накануне кризиса, который мы предвидели, заблаговременно пересмотрели функции сотрудников и повысили эффективность работы компании.

— В опросах, проводимых различными компаниями по подбору персонала, LMT всегда был среди самых привлекательных работодателей Латвии. По-вашему, что лежит в основе этих достигнутых вами результатов?

— Профессиональная руководящая команда, стабильность, уверенность в будущем. А ещё непрерывное развитие, а также организационная культура — взаимное уважение. Мы устраиваем праздники, выезды на природу, помогаем многодетным — у нас есть свои премии мамочкам и отцам…

— Результаты опросов сотрудников LMT показали, что 85 процентов сотрудников опять подали бы заявление о приёме на работу в LMT, если бы по каким-то причинам ушли оттуда, а 83 процента сотрудников рекомендовали бы LMT своим родственникам, знакомым и друзьям как хорошего работодателя. Кого вы принимаете на работу?

— Лучших из лучших. Сейчас акцент ставим на способность человека работать в условиях жёсткой конкуренции, на внедрение новых технологий, на возможность постоянного развития. Иногда в конкурсах на какую-то должность участвуют более тысячи человек. В LMT 490 должностных позиций, все — крепкие профессионалы. Средний возраст сотрудников — 37 лет, так что мы считаем себя молодым коллективом. У нас нет главных и второстепенных сотрудников. Глава предприятия Юрис Бинде всегда подчёркивает: команда LMT — это каждый сотрудник, и достигнутые результаты — заслуга всей команды LMT, так как каждый сотрудник своим увлечением внёс значительную лепту в создание высокой репутации предприятия.

Считаю, что конкурентоспособная достойная зарплата (как у нас в LMT) — это очень-очень важно, но не менее значима атмосфера в коллективе. Важно, чтобы люди шли на работу с радостью, а не с гнетущей мыслью о том, что вот опять его ждут конфликты, интриги, борьба за место под солнцем и начальник, который либо накричит, либо унизит.

— Какого человека вы не примете на работу ни при каких обстоятельствах?

— Краснобая, пустослова, равнодушного — и лентяя.

— Трудно быть женщиной-руководителем?

— Руководитель, мужчина он или женщина, обязан думать и предвидеть ситуацию. Он должен видеть картину сегодня и то, какой она будет завтра. Руководитель должен уметь слушать. И слышать. Это очень важно. Лучшие менеджеры и начальники достигают успехов благодаря опыту и навыкам. Причём наличие или отсутствие этих навыков не имеет никакой взаимосвязи с полом. Но женщина может выбрать мужской способ руководства, опирающийся на логику, и совместить с сугубо женским — основанным на интуиции.

В правлении в LMT все, кроме меня, мужчины. Они дарят цветы по праздникам, и тогда в моём кабинете оранжерея. Это приятно. Иногда мы спорим на правлении, но всегда находим консенсус. Мужчина нашего офиса часто просят меня «включить женскую интуицию», чтобы решить какие-то проблемы; многие сложные вещи разруливаются именно в моём кабинете.

Собственный Хуго Босс

— Вы занимаетесь спортом?

— Как-то младший сын притащил меня на корты, и вскоре теннис стал частью моей жизни. Может, игрок я не самый лучший, но стучу по мячу с огромной радостью. Люблю верховую езду, плавание.

— У вас есть лошади?

— Нет, только котище по кличке Хуго Босс — хитрое, умное и очень преданное создание. Он любит, когда я читаю книги, устроиться возле меня и что-то петь…

— Лаура, что вам доставляет радость?

— Сама жизнь — это радость. Работа — радость. Дети — радость.

Деньги трачу на книги и путешествия.

— А шоппинг?

— Магазины — это скорее необходимость, чем какая-то особенная радость. Я не поеду, например, во Францию, чтобы бродить по модным лавкам, — мне приятнее ходить по улицам, пить кофе в маленьких кафе, смотреть на людей и думать, что всё намеченное я смогу сделать, как бы трудно ни было.

Признаюсь, мне импонирует Маргарет Тэтчер. «Это невозможно», — часто говорили её критики. «Возможно», — отвечала она и подписывала очередное постановление. И всё у неё получалось…

Людмила ВЕВЕРЕ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *