let_danusevics

Война санкций: что дальше?

• 11.09.2014 • Тема неделиКомментариев (0)686

Почему в магазинах так медленно падают цены на продукты? Сколько наша страна потеряет из-за войны санкций? По кому придётся основной удар? Многие ли предприятия закроются вовсе? На вопросы «Субботы» отвечает президент Латвийской ассоциации торговцев, советник Европейской комиссии по торговым делам Хенрик Данусевич.

— Какие латвийские товары, традиционно представленные на российском рынке, теперь туда не поступают? Наши шпроты пока ещё продают?

— И шпроты продают, и мороженое. А вот сыров и овощей-фруктов Россия больше не берёт. Между прочим, если о фруктах и овощах, то нас больше волнует реимпорт: через Латвию в Россию мы возили голландскую продукцию и зарабатывали на транзите.

— В первые дни после того, как Россия ввела ответные экономические санкции, у нас говорили, что сейчас в Латвии многие товары будут продавать значительно дешевле обычного: внутренний рынок ведь и так переполнен — значит, надо сбивать цены, чтобы продать хоть что-то дополнительное…

— Пока мы это увидели в основном на примере молочной продукции, которая теперь продаётся дешевле, хотя и незначительно: отдельные местные производители снизили цены на 10 процентов, а кто-то даже больше.

— Польские и литовские товары — и молочные, и консервы, и фрукты-овощи — стали дешевле но ненамного. Покупатели ожидали гораздо более существенных скидок…

— У Латвии рынок маленький, и мы не испытываем давления со стороны той же Польши, которой надо срочно сбывать продукцию — те же фрукты и овощи. Сейчас поляки у себя на всё снижают цены, чтобы товар активней покупали. Что же касается литовских товаров, они и так всегда здесь были дешевле латвийских. Если о молочных товарах, так даже кефир литовский дешевле латвийский пахты!

Страуюма, которая не знает

— Кто в Латвии особенно пострадает от ответных российских санкций?

— Нам очень не хотелось бы, чтобы из-за этих санкций в Латвии стали закрываться малые и средние предприятия. Именно по ним пришёлся самый сильный удар, поскольку у них немного средств и им дорога любая возможность продать товар. А у крупных предприятий (особенно если они входят в мощные международные концерны) больше ресурс и возможности: им закрыли один рынок — так они больше товара перекинули на другой, снизили там цены, и торгуют, как и прежде, очень успешно. У малых и средних предприятий нет возможности совершать такие манёвры.

Сейчас исключительно важно сделать всё, чтобы сохранить производство — и первичное (крестьянские хозяйства, которые выращивают фрукты-овощи, держат скот и получают молоко), и вторичное, где занимаются переработкой. А сейчас не ровён час могут закрыться многие и первые, и вторые.

— Недавно премьер Лаймдота Страуюма заявила: «Серьёзные предприниматели не пострадают из-за ответных санкции России». А «несерьёзные» — представители малого и среднего бизнеса — на неё обиделись…

— К сожалению, теперешнее правительство больше работает на международные концерны и крупные компании, чем заботится о местных малых и средних предприятиях. Это мы видим постоянно и явно. А мы настаиваем на том, что Латвия не должна поддерживать на уровне правительства международные гигантские компании (они и сами со всем легко справятся!), но должна помогать местному малому и среднему бизнесу.

Наша ассоциация торговцев как раз и старается поддерживать местный малый и средний бизнес. К примеру, скоро, хочется верить, стартует акция, суть которой: важно, чтобы местные жители поддерживали не только местный товар, но и местного торговца. Всем известны две крупные зарубежные торговые сети супермаркетов, но ведь много и латвийских, а последние занимают около 60 процентов на общем рынке. И если вы будете покупать не просто латвийский товар, но и в латвийском магазине, то будет двойной эффект.

Живучие шпроты

— Немало компаний, которые теперь не могут поставлять в Россию напрямую мясо и рыбу и делают это через Белоруссию. Там меняют на упаковках маркировку — и отправляют товар дальше в Россию, но уже как белорусский…

— Это риск. Да, Россия и Белоруссия — члены единого Таможенного союза, поэтому у них друг для друга открыт рынок. Но! То, что латвийские компании отвозят товар в Белоруссию, а уже оттуда его переправляют в соседнюю страну, насколько я понимаю, на грани законности.

Во-первых, никто не даёт гарантии, что теперь не станут усиленней работать российские таможенные службы на границе с Белоруссией. Какие-то товары, если заведомо известно, что они из европейской страны, но с переклеенными «белорусскими» этикетками, вдруг не будут соответствовать тем или иным нормам — например, санитарным. Во-вторых, в любой момент такие вот «коридоры» реимпорта могут полностью перекрыть — и утвердить это на уровне закона.

Путин ведь уже сказал, что в отношении компаний, которые занимаются доставкой из Белоруссии европейских товаров в его страну, «могут быть предприняты меры» — например, административные.

В то же время, если молочную продукцию, рыбу или мясо поставляют из Европы в Белоруссию, где это перерабатывают на своих заводах, а потом отправляют в Россию, тогда проблем нет. Дело ведь не в том, откуда изначально поступило сырьё, если конечная его переработка в Белоруссии и собственно продукция сделана там.

— Говорят, в любой момент Россия может расширить список продуктов, запрещённых для ввоза из Европы. И уже в панике латвийские производители шпрот, которые продаются за границей даже лучше и больше, чем на родине…

— Думаю, не стоит опасаться. Если говорить о шпротах, то российский рынок заменим: тот объём шпрот, который производят местные компании, легко продать и в других странах, где уже проложены экспортные коридоры. В мире наша рыбная продукция пользуются большим спросом. И на фоне других стран российский рынок для наших шпрот не превышает тридцати процентов. Больше шпрот станем продавать в Белоруссии…

Между прочим, в Белоруссии у нас сейчас должны увеличиться объёмы продаж. Почему? Белорусский товар мощным потоком пойдёт на российский рынок, куда больше не поступает европейская продукция. А мы будем заполнять полки в Белоруссии — занимать освобождающееся место на рынке. А с белорусами мы традиционно очень хорошо торговали.

Украина всё же ест

— К тому же нам теперь предстоит активнее осваивать новые рынки: Китай, Индию, Бразилию, — продолжает Хенрик Данусевич. — А если политики подпишут договор о свободной торговле с США, тогда у нас появится ещё и американский рынок. И с Украиной торговые отношения крепнут, а там большой рынок.

— Шутите! На Украине же теперь жуткая экономическая дыра, скоро там вообще почти ничего покупать не будут — даже свои товары, не говоря уже о более дорогом импорте!

— Не всё там так страшно. К тому же, несмотря на далеко не самую лучшую экономическую ситуацию, там ведь люди есть не перестанут. Совсем скоро различная продукция предприятия Dobeles Dzirnavnieks, цены на которую вполне конкурентоспособны на Украине, будет поставляться в две самые крупные тамошние торговые сети. И, между прочим, польский рынок тоже открыт для нас.

— Снова шутка? В Польше не знают, как сбыть своё, — и куда уж там из Латвии что-то покупать!

— Не забывайте, в Польше переизбыток товаров определённой категории, которых не принимает больше Россия. Понятно, мы не будем в Польшу поставлять яблоки!

Но ведь многие ниши на рынке если не так уж и свободны, то всё равно открыты. Вот мы предлагаем консервы (рыбные и мясные), макароны, чипсы, напитки, сладости, парфюмерию, детскую одежду, плюс различные компьютерные программы, созданные в Латвии.

— Российский рынок, хоть, возможно, там и продаётся меньше товара, чем в Белоруссии, всё равно нашим предприятиям дорог — особенно малым и средним. Сейчас на время санкций наши товары — не ровён час! — вообще перестанут продавать в России, и тогда освободившееся место займут другие страны. Будут уже не «Рижские дворики», а «Ереванские», «Бишкекские», «Минские»…

— Такой риск реален. Именно поэтому местным компаниям важно подумать, чтобы заменить освободившееся место в тех же «Рижских двориках» товарами из других групп, которые не запрещены. Да, нельзя продавать латвийский сыр, но пока ещё можно косметику, игрушки, детскую одежду и многое другое.

Что касается Белоруссии, то она всегда более жёстко защищала свой внутренний рынок. Поэтому, если какие-то белорусские товары достаточно заполняли тамошний рынок, иностранные, в том числе и латвийские, принимали неохотно. К тому же латвийские товары в Белоруссии не могли конкурировать с аналогичными местными, поскольку были, логично, дороже.

Латгалия вслед за Крымом… Обрадуется!

— Года два назад ЕС решил ввести экономические санкции против «диктатора Лукашенко» — против Белоруссии, что обязывало бы и Латвию прекратить отношения со страной-соседкой.

Тогда латвийские производители и представители самоуправлений составили список отраслей экономики, которые пострадают из-за нарушения партнёрских отношений, посчитали, сколько страна недополучит из-за прекращения транзита, торговли и прочего, и передали в парламент, МИД, президенту. В итоге, если Латвия и ввела тогда какие-то санкции, будучи связанной Евросоюзом по рукам и ногам, но уж очень незаметные. Почему точно так же нельзя было поступить сейчас, чтобы и с Россией не прервались связи?

— Ситуация, которая была тогда с Белоруссией, и то, что теперь с Россией, отличаются — не то слово! Если в Белоруссии было несколько политзаключённых, то Россия, по мнению европейских стран и США, нарушила территориальную целостность Украины. Латвия обоснованно присоединилась к экономическим санкциям.

— Хотите сказать, что вы, несмотря на то, что представляете интересы торговцев, поддерживаете экономические санкции в отношении России?

— Да. И не я один. В то же время я не считаю, что Латвии надо первой выскакивать из окопа как самой яростной стране в борьбе с Россией. Мы должны спокойно стоять со всем Евросоюзом — и именно вместе с ним.

Игорь МЕЙДЕН.

Фото — Владимир СТАРКОВ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *