1492129_10201656603729328_79631176

Грузия с надеждой

• 19.12.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)743

Дневник депутата Европарламента

Евродепутат Андрей Мамыкин подводит итоги первого полугодия своей работы в Европарламенте. Специально для «Субботы»

Заканчиваются первые мои полгода в качестве депутата Европейского парламента. Главным событием за этот период для меня лично стала ратификация в декабре Европарламентом ассоциативного договора между ЕС и моей любимой Грузией.

С первых же дней в ЕП мне пришлось с головой окунуться в тематику европейско-грузинских отношений, потому что группа социал-демократов доверила мне быть докладчиком ЕП по вопросу ратификации соглашения.

Конкуренты считали, что в первый год я ничего сделать не смогу — молодой, мол, депутат, ничего в Европарламенте не понимаешь… И что были депутаты, которые и за пять лет не получили ни одного доклада в ЕП. А коллеги-социал-демократы из других стран уверяли в обратном:  получить начинающему депутату доклад сразу — это большая честь, кроме того — признание влияния именно партии «Согласие» в семье социал-демократов Европы.

Так получилось, что я пока вообще первый из всех депутатов от Латвии, кто получил доклад, который уже завершен и пошел на пленарку. (В следующем году свои доклады будут готовить Пабрикс (о торговле с Канадой) и Кариньш (как соавтор доклада по борьбе с оффшорами). Мне приятно осознавать, что и тут и я, и партия «Согласия» — первые.

* * *

В сентябре мне пришлось поехать в Грузию. Там я и узнал, что такое грузинский дипломатический протокол. Самолет в Тбилиси прибыл в 3.30 утра, по прилету пришлось в аэропорту еще час общаться с журналистами. Прибыв с гостиницу в полшестого, понял, что в семь утра подьем, а начиная с восьми и до позднего вечера, каждый час встреча с кем-нибудь из грузинских политиков. Президент Гиорги Маргвелашвили, премьер Иракли Гарибашвили, министры, общественники, был даже в резиденции Святейшего Патриарха Грузии Илии Второго. 15 минут едешь на машине, и 40 минут новая встреча…

Я раньше никогда этим не занимался. «А как надо вести переговоры с Президентом? А с премьером? А с министрами? Что я им скажу — тем более от имени всего Европейского союза?» — эти мысли роились в моей голове во время переездов по Тбилиси.

На границе с Южной Осетией

«Мы должны ехать на границу с Южной Осетией, я хочу своими глазами видеть, что там сейчас», — говорю я и охрана недоуменно разводит руками: там опасно! Но мы все равно едем. Пересаживаемся в бронированный джип полицейской миссии ЕС (EUMM), которая шесть лет следит за соблюдением режима прекращения огня. Просят надеть бронежилет — можно прямо поверх костюма с галстуком. Надеваю… Интернациональная команда  полицейских из Италии, Финляндини, Польши… Приехав на родину Сталина в город Гори, место базирования миссии EUMM, узнаю, что недавно здесь работал мой друг еще по рижскому Дворцу пионеров, Арсений Михев, офицер полиции из Латвии… Прямо передо мной отбыл в Ригу — завершилась командировка. Вот же мир тесен!

Линия прекращения огня, тогда в 2008-ом году, прошла, разделив селения, кладбища и даже отдельные дома. В одном из таких мест нас встречает слепой старик-грузин. По-русски не говорит, мне пытаются перевести его слова… Он тянет ко мне руки и со слезами на глазах говорит, что остался «за границей» в Осетии, а его внук — в Грузии. На глазах старика опять накатили слезы, я тяну к нему руку и понимаю, что мы не можем закончить нашу встречу рукопожатием — разделительная линия из колючей проволоки рвет одежду, а до старика так и не дотянуться… «Я наверное скоро умру, — говорит мне он. -Сына повидать бы, а ехать десятки километров до официального блок-поста нет сил. Ты из Европы? Ну благослови тебя Бог!» Мы уезжаем с тяжелым сердцем.

…И все два дня визита в Грузию мне рассказывают про бывшего президента Саакашвили: это он начал войну. Она нам очень дорого стоила, говорят грузины. А осетины и абхазцы — это наши братья, раньше ведь жили дом через дом, национальности не спрашивали. Я понимаю, что 2008 год по-прежнему — больная тема для каждого жителя Грузии, и эта рана еще долго будет кровоточить…

Президент и ратификация

…На последней сессии в Страсбурге Европейский парламент принял две резолюции — легислативную (то есть с юридическими последствиями, что Грузия станет ассоциированным членом ЕС) и нелегислативную (то есть имеющую рекомендательный характер).

Ассоциативное членство в ЕС — это такой же статус, какой уже имеют такие страны как Норвегия и Турция. Они не являются членами ЕС, но имеют режим свободной торговли с Европейским Союзом. Это хорошо для Грузии (ее экономика уже сегодня связана на 29 процентов с ЕС). Это хорошо и для Латвии: отсутствие двойного налогообложения по сути приведет к тому, что прекрасные грузинские вина или минеральные воды для латвийского покупателя станут даже чуть дешевле. Кроме того, теперь латвийский (и любой европейский бизнес ЕС) имеет право в неограниченном объеме работать со своими товарами и услугами на рынке Грузии.

На ратификацию 18 декабря в Страсбург прибыл и президент страны Гиорги Маргвелашвили. Профессор-философ из Тбилисского госуниверситета. И в сентябре в Тбилиси, и сейчас в декабре в Страсбурге я был очарован его легкой речью, острым умом и простотой на расстоянии вытянутой руки.

«5 миллионов человек в Грузии смотрят на вас с надеждой на лучшую жизнь, Андрей!» — сказал он мне на прощанье и обнял по-отечески.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *