bil

Точечное приземление

• 11.03.2015 • Бил ФИФИЛИН, КалейдоскопКомментариев (0)2388

Я считал, что лес только часть полена.
Что зачем вся дева, раз есть колено.
Я сижу у окна, я помыл посуду.
Я был счастлив здесь и уже не буду.
Иосиф БРОДСКИЙ.

Была ночь прошлой недели, я шёл с фоксом по Базницас в кепке и ватнике, простой и невидимый (муниципальные полицейские прошли мимо, не взглянув. Моё древнее татарское слегка вздрогнуло). Крестная сила летела рядом, и все птицы пятницы парили параллельно. Мне показалось, что я слишком высоко и круто живу, и я вспомнил заповедь Заратустры «Не плюй против ветра».
Вечером вдруг понял, что гениален до такой степени, что могу писать просто. Высекать искру каждым словом, даже буквой. Доложив о чувстве дома, я был удивлён, что никто об этом не знает, что я по-прежнему чудик и даже домовой Афанасий имеет преимущество передо мной: у него мохнатая грудь и шесть языков, иностранных, а я всегда думаю о луканьках, блаженцах, игрецах, банниках, гуменниках, кикиморах, хохликах, несветиках, шутошках и других нечистых, которые играют с нами в рулетку под названием «жизнь». В проигрыше — все. Черти тоже. Но морочат, морочат…
Я шёл по улице Упырей, размышляя о Наталье П. и Евгении В., коренном латыше с душой Джека Лондона, ещё я думал об Инге Б., королеве Латгалии, о которой писал когда-то красиво и вдохновенно. Она по-прежнему хороша и светла, её католичность прилична, а наше православие тоже на высоте. Хорошо зажигать свечи, когда водки много и ты знаешь, что все ждут твоего морального падения, и ты выпиваешь и нажимаешь на красный рычаг — катапультирование. Jet летит рыча, парашют раскрывается, спускаешься медленно в двуспальную кровать. А вокруг стоят постаревшие приятели, поэт Серёга с гитарой, Лёша Б., Петровичи, а в бинокли за ними наблюдает птичий клан. Только мамонты, ничему не удивляясь, бьют в барабаны. Долго и упорно. Отчего же так невесело, ребята? Может, устали? Да, да, устали! Значит, скоро отдохнём. Приляжем на мягкий миллениум и вспомним «Камасутру». С утра можно и делом заняться.
Прошло много лет, и я понял, что все правы. И особенно те, кто всю жизнь окучивает свою поляну, выращивая простые овощи и злаки, любя свою корову, поросят и собаку. Они не читали статей в газетах, книг, но думали свои странные мысли, которые незамысловаты и добры. Но и те правы, кто уезжает за горизонты и синие горы, на зелёные острова и дальше, ибо душа маялась, а вокруг была музыка — не Скрябин и Вагнер, нет, чуть проще, музыка пчелиного роя, острых листьев, шуршащих юбок, вагонных колёс и сдвигаемых стаканов. Мы не напрасно жили, нас не в чем обвинять, мы вошли в этот век с поднятой головой, пусть ТВ бабачит, что мы якобы были рабами советской власти. Это ложь, мы просто жили так, как хотели, и стукачей было мало, я, например, знаю только одного, и то он ныне большой демократ в Москве. А в этой столице люди бились за власть и деньги, и были несчастны, и свою беду переложили на всю империю. Сейчас они же и в Москве, да и в Риге пытаются доказать, что народ исчерпан, порабощён, негоден. Мол, все пили и идиотствовали. Неправда, господа. Наши дедушки и бабушки, отцы и матери были несчастливы и счастливы — но по-своему. Мы что, хотим их предать? Я хочу, чтобы мы верили себе, а не продажным заказным плутократам, демагогам. Все они умрут в XXI веке. Это единственная правда. Мы тоже умрём, но можем умереть честными.
В воскресенье довелось побывать на ярмарке антиквариата. Раз в месяц она проходит на улице Артилерияс. Вход платный. Насмотрелся на ордена всех времён и народов, на клинки, кортики и штыки… Поразила Звезда Героя Советского Союза. Можно было купить её. С непонятной целью. А ещё было много фарфора и старых открыток. Встретил там знакомых, оказывается, не всё так просто.
День был наполнен цветами и весной. Праздник.
Уже вечером я пошёл покурить, и тут к открытому окну подлетела потрёпанная летающая тарелка, из которой лапой помахала мне моя фоксиха Ларка. Глаза у неё были грустные. Я тоже успел махнуть рукой, и тарелка исчезла. Ларка улетела в вечность. Навсегда!
На небе равнодушно замерцали звёзды. Хотелось что-то сказать, но слов не было.
Бил ФИФИЛИН.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *