img_6328

Дневник депутата Европарламента Globsim Latgalli!

• 04.06.2015 • Тема неделиКомментариев (0)1802

На прошлой неделе мне довелось выступать в Европейском парламенте на латгальском

«Дешёвый популист, кому нужны эти речи?» — критиковали мою задумку скептики.
«Супер! Впервые в истории Европейского союза, впервые с момента подписания Римского договора 1957 года на пленарной сессии Европарламента прозвучит латгальская речь!» — радостно парировали другие.
Но прежде чем реализовать задумку, пришлось пободаться. Причём, как ни странно, бороться пришлось… с переводчиками.
Впрочем, обо всём по порядку. Выступать я удумал в рамках one-minute speech (дословно — речи на одну минуту). Согласно пункту 163 регламента Европейского парламента любой депутат на пленарной сессии имеет право выступить с речью на одну минуту на любую тему, которая ему кажется актуальной. А пленарная сессия как раз и была — короткая, однодневная в Брюсселе. Я давно решил, что нужно рассказать коллегам-депутатам правду о Латгалии, о том, как там живут люди. Ибо за прошедший почти год с момента избрания Европейского парламента нынешнего созыва никто из депутатов от Латвии про Латгалию не сказал ни слова.
Латгалия плохо выглядит не только в рамках Латвии или стран Балтии. Латгалия, к сожалению, является одним из депрессивных регионов всего Европейского союза.
С 2004 года, когда Латвия вступила в ЕС, только официально население края сократилось на 15 процентов (это без учёта тех, кто формально числится жителем Латгалии, но фактически живёт и работает в странах Западной Европы). В Латгалии самый высокий уровень официальной безработицы среди всех стран Балтии (опять-таки, это без учёта скрытой или латентной безработицы). В сегменте экономически активного населения Латгалии (то есть среди тех, кто вопреки всему живёт в Латгалии и хочет работать там, будучи молодым и работоспособным) 18 с половиной процентов не могут найти работу. Это значит почти каждый пятый. И половина из их числа — безработные с солидным стажем…
Копаясь в этих ужасающих цифрах, я подумал, что лучше всего рассказать об этом не на английском и даже не на латышском языке. А именно на латгальском. Во всяком случае, может, будет на один упрёк меньше в адрес ЕП, что «вы там в своём Брюсселе сидите и жизни в Латгалии не знаете», что мне приходится слышать практически в каждый приезд в Латгалию.
Тут меня и осенила мысль, что речь на латгальском — это будет самое то! Её услышат в Латгалии, и она может стать символом. Однако опыт депутатов — турок Германии и Болгарии, моего приятеля Хавьера Нарта, каталонца Испании, или русской Яны Тоом из Эстонии говорит о том, что выступать на своих родных языках они не могут. Если язык не является официальным языком страны — участницы ЕС, переводчики будут кричать в наушник спикеру: «Unknown language!» — и в этот момент депутату спокойненько выключат микрофон, не дожидаясь окончания спича.
Я позвонил в подразделение переводчиков. Начальницей переводчиков из Латвии оказалась милая девушка по имени Илга Берзиня, и с ней у меня состоялся такой диалог:
— Я тут депутат, буду говорить по-латгальски.
— Но латгальский язык не является официальным языком ЕС. Мы не переводим с неофициальных языков.
Тут я и вспомнил о старой концепции экс-министра образования от «Единства» и профессора-лингвиста Ины Друвиете: она давно и планомерно в своих работах доказывает, что латгальский — это никакой не самостоятельный язык, а диалект латышского. Причём (несмотря на существование на протяжении веков книг, газет и даже молитвенников на латгальском) Друвиете считает этот диалект только «устным».
Прекрасно, подумал я. Я тоже буду выступать устно. А для переводчиков из Латвии я пошлю такую же речь на латышском литературном.
Просидел пару ночей, зазубривая произношение и осваивая правила чтения латгальских слов. Уроки латгальского мне по телефону преподавали все знакомые, кто латгальским владеет. В итоге минутную речь освоил.
Переводчица же Илга Берзиня не была в восторге от моей идеи. Поэтому, выступая на пленарной сессии, до самого окончания речи я ждал, что меня вот-вот прервёт председательствовавший на заседании Ришард Чарнецки, потому что услышит от переводчиков магическое: «Unknown language!» Не прервал…
Андрей МАМЫКИН.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *