Если завтра война…

• 01.07.2015 • ИнтервьюКомментариев (0)860

Может ли Латвия стать ареной боевых действий?

Мирного латвийского обывателя вконец запугали российским милитаризмом. Кто-то уже присматривает местечко, куда бы унести ноги в случае чего, кто-то, напротив, рвёт рубаху на груди и готовится к партизанской войне с супостатом.
Самое время спросить у военспеца: чего нам ждать от восточного соседа, от НАТО, да и от наших собственных бравых генералов — готовы ли они, если потребуется, дать отпор агрессору?

Досье «Субботы»

Раймонд Рубловскис, полковник запаса с 23-летним опытом службы в МВД, занимал руководящие должности в Службе безопасности и латвийских вооружённых силах. Был представителем Латвии в высшем военном командовании НАТО, командиром военной полиции, возглавлял службу безопасности президента и Сейма. Имеет два гражданских высших образования: историческое и юридическое. Кандидат полицейских наук.
Окончил военный колледж морской пехоты в США, получил высшее военное образование и степень магистра. Ныне преподаватель Рижского университета им. Страдиня и ответственный за стратегическое планирование и развитие муниципальной полиции Риги.
Раймонд Рубловскис регулярно участвует в международных мероприятиях по вопросам безопасности. Накануне встречи с «Субботой» он как раз вернулся с очередной такой конференции, которая проходила в Вене и Братиславе, где европейские политики, военные эксперты и представители влиятельных международных организаций обсуждали угрозы и последствия геополитического кризиса.
«Суббота» попросила г-на Рубловскиса оценить риск перерастания холодной войны между Западом и Россией в горячую стадию и участь Латвии в этом конфликте.

Принцип домино

— С 2013 года разногласия по вопросу Ливии, Сирии и напряжение между Россией и Китаем с одной стороны и Западной Европой и США с другой постоянно нарастали. К этому добавился Майдан. Всё началось с палаток митингующих, а закончилось войной в Донбассе. Сугубо внутренние украинские события переросли в глобальное противостояние, в которое уже вовлечены многие государства мира, включая Китай.
Война санкций ударила по экономике и России, и всей Европы. Но что особенно опасно — так это наращивание вооружений на границе России и НАТО/Евросоюза. Ещё два года назад Прибалтика считалась очень спокойным регионом. На различных международных конференциях по безопасности все эксперты говорили об Афганистане, Иране, Ираке, о Ближнем Востоке. О Прибалтике никто не говорил. А теперь уже страны Балтии стали рассматривать как небезопасное место. Потому что здесь проходит геополитическая граница между ЕС, НАТО и Российской Федерацией. И на нас особо болезненно отражаются политические, экономические и военные демарши с обеих сторон.
— Каждая из сторон говорит, что принимает оборонительные меры…
— Это так, но как только НАТО в качестве оборонительной меры увеличивает количество истребителей, так Россия как оборонительную меру тоже наращивает свои военные мощности. Это принцип домино или дилемма безопасности, когда каждая из сторон свои действия преподносит как сугубо оборонительные, а действия противоположной стороны — как исключительно агрессивные.

Современная война — это война технологий

— Ситуацию усугубляет то, что раньше рост военной напряжённости сдерживал договор 1990 года, подписанный США и СССР, — об ограничении обычных вооружений в Европе. Он давал возможность экспертам и наблюдателям контролировать вооружение предполагаемого противника. Но СССР больше нет, Литва, Латвия и Эстония стали членами НАТО, и этот договор больше не имеет силы. Теперь РФ может спокойно сконцентрировать сотни танков на границе с Украиной или Прибалтикой, а американцы — сделать то же самое по ту сторону границы. И в этом случае нельзя исключить случайное столкновение. Одна ошибка может привести к каскаду серьёзных последствий.
А если столкновение между НАТО и Россией будет, то оно произойдёт именно здесь.
— Это означает, что Латвия, Литва и Эстония могут подвергнуться максимальным разрушениям?
— Именно. Когда начинаются серьёзные боевые действия, вопрос суверенитета, государственных границ, гражданской инфраструктуры ни одной из сторон конфликта не рассматривается. Во внимание принимаются только военные стратегические, оперативные и тактические задачи. И НАТО, и Россия рассматривают Прибалтику как единую территорию и арену боевых действий. В XXI веке каждая боевая единица техники интегрирована в единую сложную инфраструктуру. Танк, истребитель, ракетная установка — это связь с космосом, с киберпространством c совокупностью передовых технологий.. Если ситуация выйдет из-под контроля и начнутся боестолкновения между РФ и НАТО, военная необходимость вынудит Россию, во-первых, уничтожить здесь всё, что может быть использовано противником для удержания этого плацдарма: порты, аэропорты, дороги, мосты, штабы, склады и пр. А во-вторых — воспрепятствовать любым попыткам войск НАТО использовать Балтийское море, сухопутный коридор или воздушное пространство для усиления группировки в Балтийских странах или для обеспечения их необходимыми ресурсами. А без инфраструктуры и без постоянного боевого обеспечения самая современная армия и самое современное оружие очень уязвимы. Руководство НАТО прекрасно это понимает, поэтому и не торопится размещать в Прибалтике серьёзную боевую технику и крупный воинский контингент.
— Но у нас в небе летают же натовские штурмовики, теперь их стало больше…
— Эти 12 истребителей не предназначены для серьёзных боевых действий и погоды не делают. Их задача — патрулирование, наблюдение за воздушным пространством, сопровождение неопознанных самолётов.
— Великобритания рассматривает возможность разместить у себя американские ракеты средней дальности, Россия, в свою очередь, объявила, что готова нанести противнику превентивный ядерный удар. Это игра на нервах или мы реально сползаем к угрозе ядерной войны?
— В области обычных вооружений России трудно что-либо противопоставить мощи НАТО. Тут у альянса бесспорное превосходство. Поэтому новая военная доктрина РФ предусматривает нанесение превентивного ядерного удара. Это сдерживающий фактор: противник понимает, что победа будет ему слишком дорого стоить.
Но если конфронтация зайдёт очень далеко, она легко может выйти за рамки чисто регионального конфликта и перерасти в ядерную эскалацию. Ведь и у России, и у США есть стратегическое ядерное вооружение.
— Многие наши политики с пеной у рта убеждают, что Путин спит и видит, как бы вернуть Прибалтику в состав России, и уже вот-вот у нас появятся «зелёные человечки». А зачем Латвия России?
— Вероятность нападения РФ на нашу страну мизерна, и нынешнее политическое руководство Латвии тоже это признаёт. Во-первых, у России в этом регионе нет большого интереса. Балтийское море играло стратегическую роль в XVI-XVIII веках, а сейчас это просто большая внутренняя лужа. Во-вторых, вряд ли Путин намерен вызвать на дуэль НАТО и США. Он прекрасно понимает, что НАТО обязательно среагирует на российскую агрессию в Прибалтике. Не потому, что альянс горит желанием защищать союзников, а потому, что в противном случае НАТО рухнет. Это понимают и Обама, и Меркель. Сразу встанет вопрос: зачем такая организация нужна? И это будет конец гегемонии США в мире. Все поймут, что Америка, если она не способна защитить своих военных союзников, — бумажный тигр. Уже на следующий день США будут испытывать огромное напряжение в разных регионах мира, у них тут же возникнут проблемы и с китайцам в Тихом океане, и с арабами на Ближнем Востоке, и с Ираном, и с другими странами.
Для нас самое плохое в этом сценарии то, что на месте Латвии останется одна большая воронка. Здесь будет похлеще, чем в Донбассе. Но думаю, что все политические лидеры отчётливо понимают последствия глобальной войны.
Латвия — потребитель безопасности
— Сегодня мы вынуждены туже затянуть пояса ради укрепления обороноспособности Латвии. Но простым жителям наша растущая военная мощь уверенности в защищённости не прибавляет. Скорее наоборот…
— Ну что такое военный потенциал маленькой страны? В настоящее время США обеспечивают 75 процентов бюджета и военных мощностей всего альянса. Ещё 24 процента — шесть-семь стран Европы: Великобритания, Франция, Германия, Турция, Италия, Испания плюс Польша. Остальные 20 стран ЕС — это просто потребители безопасности. Поэтому все разговоры о том, что мы будем укреплять боеготовность, перевооружать нашу армию, повышать расходы на оборону до двух процентов, ничего не значат. Годовой бюджет Латвии ничтожен, и подними мы расходы на оборону даже до пяти процентов, НАТО этого не почувствует. Китай тратит на вооружение 200 миллиардов долларов в год, Россия — 75-80, США — 400-450 миллиардов. На этом фоне вклад Латвии не разглядеть в микроскоп. И это объективно.
В нашей стране меньше двух миллионов населения, маленькая территория, ВВП в четыре-пять миллиардов — это один процент годового американского военного бюджета. Ну о чём мы говорим? На ведение современной войны, где всё решают технологии и силы специального назначения, у нас просто нет денег.
— Так, может, и незачем путаться под ногами у сильных мира сего?
— Но хочется ведь показать, что мы чего-то стоим и что-то можем. Конечно, маленькая страна может создать бутафорскую армию, но при современной войне через два-три часа она перестанет существовать как организованная сила.
Куда бежать при артобстреле?
— А почему никто ничего не говорит о защите мирного населения в случае военной заварухи? Где у нас бомбоубежища, кто займётся эвакуацией, обеспечит людей водой, продовольствием, окажет помощь раненым гражданским лицам, кто будет охранять жильё и склады от мародёров?
— Вот латвийская армия как раз и могла бы решать эти задачи. Вместе с полицией армия должна быть задействована в охране общественного порядка, важных инфраструктурных объектов, помогать гражданскому населению, пресекать мародёрство, бандитизм, эпидемии. Вся история показывает: как только рушится социальный порядок, все эти проблемы выходят на первый план. Но у нас люди, пришедшие во власть, все годы независимости чувствовали себя очень комфортно. Думаю, что там нет ни одного человека, который в критический момент взял бы на себя ответственность и принял решение. 99 процентов наших госмужей просто психологически не готовы к этому.
— А профессионально?
— Ну, наш ответ на сложную геополитическую ситуацию — штангист Бергманис на посту министра обороны, человек с дипломом спортивной академии и в звании капрала.
— Это не так плохо. У нас и ветеринар был на этом посту…
— Ну, у нас вообще страна вундеркиндов — любой может стать министром внутренних дел или обороны…
— С октября Минобороны планирует начать призыв резервистов. Это шаг в правильном направлении?
— Если они будут просто бегать по полигону, то это, скажем так, обновление навыков. А вот какие они будут решать задачи в случае реальных военных действий, боюсь, тут ни у кого нет никакого представления. Две тысячи человек в час икс придут к местам сбора. Что дальше? Как они будут экипированы, будут ли они вливаться в уже действующие подразделения или будут создаваться новые? Это пока неясно.
Второй вопрос. Часть этих людей работает в бизнесе, у кого-то своя фирма, кто-то трудится в народном хозяйстве, банках, различных компаниях. Кто им и их работодателям компенсирует две или три недели перерыва в работе?
И третье. Я думаю, многие из этих резервистов, хоть и задекларированы в Латвии, давно уже в Англии, Ирландии, Германии.

На ринге любителям делать нечего

— Сейчас вооружают Земессардзе, ряды народного ополчения растут… Это серьёзная сила?
— Нет. Земессарги тренируются 20 дней в году в свободное время, а «зелёные человечки» — бойцы спецназа проходят современную боевую подготовку. Это всё равно что на ринг против чемпиона мира по боксу выпустить любителя. Он тоже будет похож на боксёра, в трусах и в перчатках, но продержится на ринге от силы десять секунд.
Если кто-то думает, что XXI веке возможна партизанщина, как во Вторую мировую войну, он сильно ошибается. Самолёт-беспилотник способен засечь человека или группу людей в лесу или горах в радиусе многих сотен километров, и эта группа будет легко уничтожена. В принципе, сейчас нигде невозможно спрятаться.
— Нам говорят, что Латвии и нужно продержаться хотя бы двое суток, а там подоспеют силы НАТО…
— Известно выражение, что генералы всегда воюют прошедшую войну. Кто-то всерьёз думает, что войска противника будут медленно направляться со стороны восточной границы к Риге, а мы будем отстреливаться? XXI век — это гибридная война, она идёт во всех сферах: космос, информационные операции, психологические операции, специальные операции…
Клерки в Минобороны, которые видели войну только в кино, очень хорошо составляют разные бумаги и планы, только, боюсь, ни один из этих планов не выживет при столкновении с реальностью. Наши политики не для того становятся министрами, чтобы воевать. А ситуация такая, что их помаленьку приближают к этому рингу, который и покажет, чего они стоят. Проверит их в деле, извините за цинизм, только война.
Наталья СЕВИДОВА.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *