Европа трещит по швам. Не спасти?

• 09.09.2017 • Актуально, ИнтервьюКомментариев (0)22

Когда рухнет еврозона, к нам может вернуться лат… или эстонская крона

США объявили экономическую войну России — и осколки снарядов летят в Европу. При этом в самой Европе Польша скандалит с Германией, Англия рвет общее звездное покрывало Евросоюза, южные страны ругаются с северными, а Литва с Латвией в ЕС так и вовсе словно троянский конь США. Что происходит на нашем континенте? Сколько осталось Европе? И как быть нам? Об этом «СУББОТА» побеседовала с главным евроскептиком Латвии, аналитиком и публицистом Нормундом ГРОСТИНЬШЕМ.

Антон ГУСЕВ

Сейчас магистр исторических наук Нормунд ГРОСТИНЬШ является вице-президентом международной организации European Alliance for Freedom — EAF («Европейский альянс за свободу»), которая в ЕС имеет внушительный вес. Некоторое время назад он сменил на этом посту Марин Ле ПЕН.

Сейчас уже очевидно, что в ЕС все больше евроскептиков, причем не просто рядовых бунтарей-антиглобалистов, а уважаемых политиков, за которыми стоят миллионы (к примеру, за Ле Пен на выборах во Франции проголосовали 11 миллионов человек). Опыт показал: именно евроскептики трезво смотрят на будущее ЕС, трещащего по швам. А еврооптимисты на фоне их выглядят, по словам той же г-жи Ле Пен, «хоть и породистыми, но уже сильно драными щенками».

Нормунд Гростиньш говорит:

— Самое удивительное, что нынешние правящие политики Латвии признают: если бы нас, евроскептиков, послушали до вступления страны в ЕС, вняли нашим аргументам, то получили бы от членства в Союзе намного больше, нежели нынче имеем. Пример: Латвия получает на душу населения в два раза меньше, чем Польша. А мы могли бы получить за десятилетие на 10 миллиардов евро больше (это по самым скромным подсчетам) различных субсидий и дотаций.

Тот договор о членстве Латвии в ЕС, который подписывали г.г. Репше, Калниете и Вике-Фрейберга, надо было отклонить, разработать другой — и тогда уже вступать в союз.

Оппоненты скажут: но ведь большинство все равно проголосовали за вступление в ЕС! На самом деле тот референдум вообще не внушает доверия. Есть все основания считать, что его результаты при «правильном» подсчете оказались теми, которые нужны были определенной группе лиц. Кого ни спроси — большинство голосовали против вступления в ЕС.

Беда Латвии в том, что большинство жителей совершенно не понимают, что происходит в ЕС в целом, какая там система, что за законы принимают в Брюсселе, чем отличается Европарламент от Европейской комиссии и так далее. Например, население совершенно не понимало, что такое Лиссабонский договор, который Латвия подписала, — и жить стало еще тяжелей…

Сводим старые счёты

— Сейчас со всех сторон все громче кричат: пора выходить из ЕС! Друзья, в него нельзя было вступать изначально — и уж по крайней мере не на тех условиях, которые Латвии предлагались, — замечает Нормунд Гростиньш. — В то же время, если завтра мы выйдем из ЕС, — это один из вариантов самоубийства.

— Что сейчас в самой Европе происходит, по которой очень больно ударили своими антироссийскими санкциями США?

— Жан-Клод Юнкер, когда комментировал негативное влияние антироссийских санкций США на Евросоюз, упомянул балтийские страны отдельно: они пострадают особенно сильно исходя из того, что у них крайне слабая экономика и зависимость ото всех. Понятно же, для чего эти санкции вводит США: чтобы продвигать свой газ в ЕС. Он дороже российского в три раза! А у нас и так сплошные долги, нам экономить надо, а не разбрасываться деньгами.

— В последнее время не только обострились отношения ЕС с США, но и между самими европейскими странами согласия нет все заметнее. Достаточно сказать, что недавно польские футбольные болельщики вывесили на всю трибуну баннер, посвященный годовщине Варшавского восстания против оккупировавших Польшу гитлеровских войск. Текст баннера гласил: «Во время Варшавского восстания немцы убили 160 тысяч человек»…

— Тут нет ничего нового. Конфликт между старыми богатыми странами ЕС и новыми бедными давний. Вспомним, как было в начале войны в Ираке. Тогда Польша и Латвия защищали американские интересы — были в ЕС своего рода троянским конем США. Они (и еще Великобритания) прямо защищали интересы США — в отличие от многих других. Теперь вот Англия выходит из ЕС.

Страны старой Европы все сильнее тяготеют к независимости, не столь громко, как прежде, поддерживают США, а часто даже скандалят. В свою очередь, страны Прибалтики, новые в ЕС, продолжают во всем быть «с Соединенными Штатами». Латвия уже всем показала, что она пешка Вашингтона.

Конфликт между бедными и богатыми странами ЕС явно виден даже на самом бытовом уровне — на продуктовом. Всем известно, что в восточные страны ЕС поставляются продукты таких же брендов, что и в богатые, но только намного более низкого качества. Причем в наших магазинах эти продукты стоят зачастую даже дороже, чем в богатых странах ЕС! И если такие страны, как Чехия и Словакия, об этом говорят громко и обращаются с претензиями в ЕС, то руководство Латвии, как обычно, со всем согласно.

Богатые страны ЕС над нами откровенно издеваются. Вот пример. Наши датские коллеги, тоже евроскептики, спрашивали о разнице в качестве стиральных порошков одних и тех же брендов. В Скандинавии они слабее и более качественные, меньше загрязняют окружающую среду. А в ту же Латвию поставляются более сильные и агрессивные для природы. В ЕС ответили: поскольку в Прибалтике реже пользуются порошками, они должны быть сильней, чтобы лучше смывать застарелую грязь. Выходит, что новые страны ЕС не только беднее, но и грязнее, чем богатые страны?

— Однозначно Евросоюз меняется. Сейчас в ЕС происходит перераспределение: постов, сфер влияния, наконец, денег из разных фондов…

— И теперь самое важное для нас следующее. Говорят, с 2020 года в Латвию перестанут поступать деньги из еврофондов. Чем это грозит нашей бедной стране, понятно. Но при этом именно теперь, если мы будем отстаивать свои интересы, велик шанс получить даже больше денег из еврофондов, чем мы имеем сегодня.

Вообще, от руководства ЕС крайне глупо звучит фраза «Денег не дадим!». Евро — это давно уже виртуальная валюта. Купюр теперь почти не печатают. Зачем утруждать себя, распределяя резанную бумагу по разным странам? Цифры — сколько и кому дать — набирают на клавиатуре компьютера.

Сейчас мы получаем примерно миллиард в год. Но если мы сумеем договориться с ЕС, то там на клавиатуре наберут не «1 000 000 000», а минимум вдвое больше — в процентном соотношении, как для Польши.

Для сравнения. Европейский Центробанк выпускает в оборот 80 миллиардов новых евро… в месяц, 960 миллиардов — в год. Один или два миллиарда на Латвию в Европе погоды не делают вообще. Так что нам важно просто правильно провести переговоры — и получим вдвое больше…

Пора бежать с зоны

— У Латвии совершенно нет стратегии развития — ни как государства, ни как части ЕС, — продолжает г-н Гростиньш. — Даже основная масса политиков не понимает этого, не анализирует ситуацию в целом в Европе и в Латвии. И уж тем более почти никто не просчитывает, что будет, если мы остаемся в ЕС, а что — если союз развалится. Хотя я подозреваю, что так быстро он все же не развалится. Другое дело еврозона.

— Скоро она распадется?

— Любые экономические проблемы (например, вызванные санкциями) усиливают нестабильность еврозоны — вплоть до ее развала. При том, что сам евро давно оторвался от реальности: валюта стала совершенно виртуальной и ничем не обеспеченной.

И на фоне всего этого вовсе не обязательно реагировать на любой свисток из США. Если оставаться более независимыми в ЕС, реальнее решить экономические проблемы. Новые санкции США против России, которые бьют по ЕС не меньше, чем по нашему восточному соседу, — лишнее подтверждение моих слов. Сейчас, если в ЕС ничего не предпримут, и мы вынуждены будем закупать американский газ — и цены, например, на отопление вырастут как минимум ВТРОЕ. Кому это надо?

— Не кажется ли вам, что теперь укрепление стран Европы возможно лишь за счет возврата национальных валют? В Германии говорят о возвращении к марке. А в Латвии возможно, что лат вернется?

— Шанс есть. Многие страны ЕС не отказались от национальных валют. И они от этого только выиграли. Они публиковали различные финансовые отчеты. И видно, что страны с крупными экономиками только выиграли. Например, им не надо было помогать странам вроде Греции.

Я никогда не уставал говорить, что Латвия не должна была вступать в ЕС, а потом переходить на евро. В истории мы знаем десятки разных финансовых союзов — и все развалились. И первыми из союза, как правило, выходят самые сильные, а не слабейшие, как, например, Греция.

В ЕС, когда начался экономический кризис, все говорили, что Греция выйдет из союза и откажется от евро. Конечно, она и не думала выходить, поскольку это ей было невыгодно. Все разговоры о выходе Греции были лишь для того, чтобы выбить для страны побольше дотаций. Греция и в ЕС, и в зоне евро будет до конца. Ей это выгодно. А, например, Германии запросто может надоесть быть в еврозоне — ей это скоро станет экономически невыгодно.

Хотя и не все так просто. Если мы смотрим на внешнеторговый баланс Германии, то страна в прошлом году была в плюсе на 257 миллиардов, а Латвия на два миллиарда в минусе. Такой нюанс. В Латвии все время говорят, что ЕС нам дает деньги, но на самом деле мы их теряем.

В жирные годы мы теряли по три-четыре миллиарда в год через негативный внешнеторговый баланс, а теперь теряем примерно два. Мы платим членские взносы — это сотни миллионов в год, — а еще отдаем десятки миллионов на стабилизацию еврозоны. Вдобавок отсюда еще выводятся прибыли западных предприятий.

Негативные денежные показатели всегда были на всей периферии больших экономических союзов — у всех бедных стран. А богатые страны, как Германия, получали только прибыль. В то же время, допустим, в Польше постепенно уже научились как-то более-менее выравнивать внешнеторговый баланс. Польша в ЕС жестко отстаивает свои интересы. А Латвия в ЕС всегда и на все согласна.

Еврозона, как и все предыдущие валютные союзы, развалится еще и вот почему. С одной стороны, богатые страны ЕС получают больше других. Однако они много и тратят. Но! Дисбаланс огромен. Прибыль стягивается в руки меньшинства, а тратит всегда большинство. Проще говоря, богатые богатеют, а бедные беднеют. И в той же Германии богатеют вполне конкретные люди (и их меньшинство), а другие, обычные люди, там тоже не в шоколаде. И большинству в Германии уже надоело своими деньгами содержать другие страны. А большинство выбирает власть. Так что делаем выводы.

Мало кто знает и то, что евро отличается в каждой из стран — по ценности. Немецкие евро более ценны, чем итальянские и греческие. Итальянцы уже теперь приезжают со своими евро в Германию и там разными способами меняют их на немецкие.

Сейчас в ЕС надо вести очень профессиональную и аккуратную политику по реформированию союза. Но на практике пока мы видим, что у ЕС реальнее шанс распасться, чем поменяться. Теперь нужен новый Союзный договор, и интересы Латвии должны быть защищены по крайней мере не меньше, чем Польши…

Лат, который мы так не любили

— На этом фоне возврат национальных валют — верный шаг, — подчеркивает собеседник. — Но важны детали. Нам говорили: перейдем в еврозону и очень сильно сэкономим на конвертации валют, в частности в госсекторе. Те, кто это утверждал, мягко говоря, лукавил. Вот местные частные банки компенсировали свои потери (из-за того, что больше не происходила конвертация валют), незаметненько увеличив различные сборы за любое перечисление, за любые выписанные клиентам бумажки. А потребители — мы с вами — никаких выгод на увидели.

И если Латвия введет обратно национальную валюту — родной лат, банкам можно предложить: вы понижаете уровень своих расценок, но можете ставить процент за конвертацию. Большинство людей этого даже не почувствуют — скажем, пенсионеры, которые хорошо если раз в год какую-то валюту меняют.

При этом госучреждения обязаны проводить конвертацию только в национальном банке. А то, что раньше госструктуры, даже министерства, проводили финансовые операции через частные банки, — наглядный пример того, как происходило разграбление государства и цвела коррупция. Все эти операции должен был производить Центробанк.

Я часто об этом говорю. Как правило, при распаде валютных союзов первыми выходят из них наиболее сильные страны. Очень большая вероятность, что Германия действительно выйдет первой, потом — Нидерланды, Финляндия (она очень нервно реагирует на различные сборы в поддержку бедных стран), Франция и так далее. А если Финляндия из ЕС выйдет, тогда большой вопрос: что будет с Эстонией, которая связана с ней? А Эстония — это Прибалтика. Думаю, у Латвии вдруг возникнет объективное желание ввести здесь… эстонскую крону.

Не шутка! Раз уж мы патологически не можем жить со своей валютой, так давайте введем валюту той страны, где политики не столь резво бегут на поводу у Брюсселя. Можем ввести датскую крону, шведскую крону или швейцарский франк. И я категорически отрицаю слухи, которые распространяла Сандра Калниете: кто не хочет евро, тот хочет российский рубль! У нас есть из чего выбирать. Если, конечно, захотим…

«У ЕС реальнее шанс распасться, чем поменяться. Теперь нужен новый Союзный договор, и интересы Латвии должны быть защищены по крайней мере не меньше, чем Польши…

«Я категорически отрицаю слухи, которые распространяла Сандра Калниете: кто не хочет евро, тот хочет российский рубль! Мы можем ввести датскую, шведскую, эстонскую крону или швейцарский франк…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *