Легко ли быть мужем японки?

• 22.02.2018 • История, Калейдоскоп, КультураКомментариев (0)51

Как рижский парень Сергей и японская девушка Маюка встретились в далёкой Австралии, а свадьбу сыграли в Риге

Отправившись на учебу в Сиднейский университет, Сергей Полуянчик и не подозревал, что задержится на Зеленом континенте на целых семь лет, университета так и не окончит, зато приобретет бесценный опыт работы в известных корпорациях, а главное — встретит там любовь своей жизни.

Рута ВАСИЛЬЕВА

Но обо всем по порядку. «СУББОТА» встретилась с Сергеем Полуянчиком и из первых рук узнала о том, как он оказался в Австралии, чем занимался и как произошло знакомство с его будущей женой-японкой.

«В моей жизни одни приключения!»

В школьные годы ученик бывшей рижской Ломоносовской гимназии Сергей Полуянчик грезил конструкторами, компьютерами и разной техникой, которую обожал разбирать-собирать своими руками. Старшая сестра собиралась после окончания школы поступать в Сиднейский университет. Для совершенствования английского языка брала частные уроки у соседки по подъезду.

— Эту учительницу, которую звали Клеопатра Евгеньевна, помню до сих пор и очень ей благодарен, — вспоминает Сергей. — По английскому у меня были сплошные четверки, и я начал ходить к Клеопатре Евгеньевне за компанию с сестрой. В результате меньше десятки по инглишу уже не получал. В 11-м классе попал в группу по обмену, нас было двое из Латвии, и год проучился в США.

Сергей жил в семье в городе Эшвилле, штат Северная Каролина. По его словам, все в Америке ему нравилось: и красивая природа, горы, океан, и дружелюбные люди, и американская школа, в которой он мог сам выбирать предметы, которые нравятся. Для технаря Сергея это однозначно были точные науки. Всего ничего оставалось до выпускных экзаменов, но сдать их, увы, Сергею не довелось. Позвонили из Риги, пришлось паковать чемоданы и срочно возвращаться домой: скоропостижно умер папа.

После школы Сергей решил подавать документы в Сиднейский технологический университет, на факультет инженерии и информационных технологий. За учебу надо было платить немалые деньги, в начале нулевых это было около 4000 долларов за семестр. Работу нашел быстро, в небольшом интернет-кафе. Квартиру с другими студентами снимали вскладчину. Все было хорошо, но тут опять вмешался несчастливый случай. Одна студентка, австралийка, с которой он поддерживал исключительно дружеские отношения, стала настойчиво предлагать Сергею жениться на ней: мол, после брака получишь гражданство Австралии — а значит, и платить за учебу надо будет гораздо меньше. «Гениальная идея!» — обрадовался Сергей, и ему, 18-летнему парню, было совсем невдомек, что бывают девушки, которые преследуют личные корыстные цели. История вышла некрасивой: выяснилось, что девушка ждала ребенка от другого человека…

Сергей забросил учебу. И с головой погрузился в работу.

— Я быстро схожусь с людьми, обычно помогаю всем, кто обращается за помощью, — рассказал Сергей. — Часто помогал знакомым с настройкой или ремонтом компьютеров, хорошо разбирался в электронике. Один из знакомых, видимо, оценив мои умения, предложил работу в одном из крупнейших пиар-агентств Сиднея. Сама компания была небольшой, но крупнейшей по технологиям. Я начинал с компьютерной поддержки, но вскоре дорос до менеджера по маркетингу и общественным отношениям. Работа захватила меня полностью. С начальством и коллективом сложились очень хорошие отношения. Я был единственный иностранец, но сдружились мы крепко. Один мой бывший коллега даже прилетел в прошлом году в Ригу ко мне на свадьбу. Бывает, и сегодня получаю сообщения от кого-нибудь из тех парней: «Серж, помнишь, мы одно дело делали, а ты пароль не помнишь?» Мне, конечно же, это приятно.

«Меня называли пришельцем»

— Помню, получил в той фирме первую зарплату — платили 20 долларов в час, на руки получалось после выплаты налогов 700 долларов в неделю, — продолжает Сергей. — Так вот, в честь первой зарплаты я решил организовать большую гулянку. И пригласил коллег в самый дорогой бар Сиднея. После работы там принято заглядывать в паб, пообщаться в неформальной обстановке, выпить пива. В баре мы заказывали напитки покрепче (кстати, бутылочка пива стоит пять долларов, пачка сигарет — 20 долларов, а у водки, коньяка, виски одинаковая цена — 45-50 долларов бутылка). В общем, мы очень классно тогда гульнули в баре. Никогда не забуду, как бутылку шампанского бармен открывал для нас саблей… Вся моя недельная зарплата ушла. Но я ни о чем не жалел! После этой вечеринки мы все очень сблизились и сдружились. В коллективе семь человек, все австралийцы, я один иностранец был. К слову, меня называли пришельцем. Латвийский паспорт негражданина вызывает неподдельный интерес у иностранцев. Часто даже таможенники недоуменно передавали мою паспортину из рук в руки, тыча пальцем в диковинную надпись «Alien»…

За семь лет я всей душой полюбил Зеленый континент, его природу, людей. Да и работа была по душе и приносила удовлетворение. Но три года назад австралийские чиновники решили ограничить выдачу рабочих виз для новых гастарбайтеров. И не продлевать рабочую визу тем, кто здесь работал не один год. Это коснулось и меня. Я вынужден был вернуться в Ригу.

Примерно за два месяца до отъезда случайно познакомился в пабе с одной девушкой. Это была Маюка. Мы разговорились и на весь вечер забыли о компаниях, с которыми пришли в паб. Сели за отдельный столик и говорили, говорили… Маюка родом из Кобе, в Сиднее училась в университете, получила бизнес-диплом, по специальности она суши-шеф.

После первой встречи начали встречаться в том пабе регулярно. И никак не могли наговориться. Нам было очень интересно друг с другом! Общались на английском. Она учила меня каким-то японским фразам, я ее — русским. Оба чувствовали интерес друг к другу и взаимную симпатию. Маюка улетала из Австралии в январе, у нее тоже заканчивалась виза, я — в феврале. Решили вместе съездить на недельку на Большой Барьерный риф, одну из главных достопримечательностей Австралии. Поездка была незабываемой, мы сблизились еще больше.

А потом она уезжала. Ее слезы еще долго стояли в моих глазах…

«Япона теща!»

— Мы продолжали общаться ежедневно, жили по расписанию: видеопереговоры, общение онлайн… Вскоре я не выдержал разлуки и полетел к ней в гости в Японию. Месяц пролетел как один красивый сказочный день. Мы прокатились по всей стране, она познакомила меня со своими друзьями в Токио, Киото, Кобе… И, конечно же, со своими родителями. Мама ее медсестра, у папы свой бизнес. В русском языке есть выражение «япона мать», а у меня все круче — «япона теща»! У меня замечательная японская теща! Регулярно присылает в Ригу посылки с японским зеленым чаем, сладостями. Я попросил руки Маюки в Токио. Мы сидели в большой компании с ее друзьями. Я признался в любви и предложил ей выйти за меня замуж в присутствии ее друзей. Они захлопали, а она обняла меня… и заплакала.

Мы поняли, что не в силах расстаться, и решили расписаться и сыграть свадьбу в Японии. Но наши документы на регистрацию брака не приняли! И всему виной мой паспорт «пришельца». У японцев своя логика: если ты японец — ты гражданин Японии. Им сложно понять, что эти вещи (национальность, гражданство) могут быть разными. Я родился в Риге. По национальности поляк. А гражданства у меня нет — alien. При чтении моих документов у японских чиновников был взрыв мозга!

Японки — самые заботливые и нежные жёны

Договорились, что сыграем свадьбу в Латвии. Маюка прилетела в Ригу в прошлом году в конце апреля. Ужасно мерзла! В это время у нас еще лежал снег, а в Японии было плюс 30. После росписи устроили фотосессию в Старой Риге, съездили в парк Победы и сфотографировались на фоне цветущей сакуры. Моя маленькая Маюка выглядела взволнованной и счастливой, она была самой красивой невестой на свете.

Мы живем очень дружно, с каждым днем убеждаясь, что родственные души нашли друг друга. Русский ей дается очень тяжело, зато повезло устроиться на работу в банк, где требовался человек в отдел по связям с Японией. Как все японцы, Маюка очень трудолюбива. Она не возражает, когда после ужина я включаю компьютер и продолжаю работать. Все японцы трудоголики. А японки — самые заботливые и нежные жены. К моему приходу на столе дымится горячий ужин. Обычно это рис с овощами, сдобренный японскими приправами. Я полюбил японскую кухню, японский зеленый чай — и особенно национальное японское блюдо шабу-шабу. Это когда тончайший ломтик сырого мяса макают в горячий бульон, потом в соус… Благодаря Маюке я понял, что настоящей японской еды у нас в Риге нет! И суши не выдерживает никакой критики. Когда мы ходили в японский ресторан в Риге, она просто недоумевала: «Как может суши называться «такеши»? Такеши — это имя человека. Как суши может называться «хокайдо»? Хоккайдо — это город в Японии, и пишется это слово с двумя «к»… Подделка, в Японии так не делают»…

Маюка в восторге от вязаных варежек с латвийским национальным орнаментом. Такие с удовольствием носит и ее мама в Кобе, получившая их в подарок из Латвии. Ей нравятся прогулки по рижским паркам и архитектура Старой Риги. Незабываемое впечатление произвело на японку и празднование Нового года по-латвийски. В Японии Новый год встречают по-семейному тихо за праздничным столом. А у нас фейерверки, которые освещают небо над всей Ригой, залпы из каждого двора… После своей первой новогодней ночи в Риге Маюка была под большим впечатлением и, по словам Сергея, только повторяла: «Сумасшествие!»

«Легко ли быть мужем японки?» — задумывается над вопросом Сергей. И тут же находится с ответом: «С такой, как Маюка, легко!»

На вопрос, чего ему не хватает сегодня, Сергей без раздумий отвечает: «Корочек о высшем образовании. Опыта много, работал и программистом, и менеджером по маркетингу компьютерных технологий, в том числе в такой крупнейшей компании как AMD, есть опыт работы и с криптовалютой, а бумажки об образовании нету…»

Останутся ли они в Латвии? На этот вопрос у Сергея пока нет однозначного ответа. «Что может удержать в Латвии? Зарплата? Климат? Они несопоставимы с Америкой, Австралией, Японией… Поживем — увидим».

«Мы поняли, что не в силах расстаться, и решили расписаться и сыграть свадьбу в Японии. Но наши документы на регистрацию брака не приняли! И всему виной мой паспорт «пришельца». Я родился в Риге. По национальности поляк. А гражданства у меня нет — alien. При чтении моих документов у японских чиновников был взрыв мозга!

«В русском языке есть выражение «япона мать», а у меня все круче — «япона теща»! У меня замечательная японская теща! Регулярно присылает в Ригу посылки с японским зеленым чаем, сладостями…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *