Затерянные в джунглях

• 17.03.2019 • КалейдоскопКомментариев (0)3

Знаете ли вы, что такое настоящая бедность? Если не довелось побывать в камбоджийской глубинке, то вряд ли

Узнать непарадную сторону одной из беднейших стран Юго-Восточной Азии решил наш земляк Руслан Мусинов и отправился в отдаленную провинцию Камбоджи. Для туристов это страна пляжного отдыха на океане, индуистских храмов и буддийских пагод, пышной тропической природы и дешевого шопинга. Но в стороне от туристических маршрутов время словно остановилось.

Наталья СЕВИДОВА

Незадолго до нашего c ним знакомства, а было это три года назад, Руслан вернулся в родную Ригу из Англии, где прожил 15 лет. В Лондоне Руслан начинал строителем, а стал одним из лучших столичных фитнес-тренеров. Все свободное время посвящал волонтерству и занятиям с инвалидами: помогал им вернуться к полноценной жизни.

В Риге Руслан заметно отличался от сверстников: всегда широкая улыбка, энергии через край, готовность помочь… Не удивительно, что и в Риге у парня тоже все складывалось удачно: он с ходу устроился в престижный фитнес-центр, легко обзавелся новыми друзьями, построил дом, нашел невесту и с присущим ему энтузиазмом продолжил волонтерское дело. Казалось, дальнейшая его судьба вполне предсказуема.

Бегом от тоски

И вдруг мне приходит сообщение от него с другого конца планеты. Оказывается, мой герой уже второй год живет в Камбодже, занимается с местными ребятишками спортом и английским, помогает в глухой деревне строить детский сад, лечит монахов буддийского монастыря и защищает тамошних подростков от наркоторговцев…

— С какого перепугу тебя туда занесло, приятель? — первым делом спрашиваю Руслана.

— Ну так сложилось… Меня пригласили работать в Юрмалу, в закрытый клуб — тренировать богатых людей. Поневоле приходилось постоянно общаться с клиентами. Это в основном торговцы недвижимостью. А у них все разговоры о сделках, о деньгах. И мне стало как-то неуютно в этой среде… А потом еще случились два очень тяжелых личных события: ушел из жизни отец — погиб от наркотиков. Во мне словно батарейка села. Я чувствовал, что все глубже погружаюсь в апатию. От тоски решил бежать в совершенно другой мир.

Для доброго дела много денег не надо

— Я придумал спортивно-благотворительный проект «Движение вверх» (Move Up!), привлек друзей и бывших клиентов. Мы собрали немного денег, и я полетел в Индокитай. Выбрал самую бедную страну — Камбоджу, самую бедную ее провинцию — Свайриенг, ????????? а в ней — самую нищую деревню Тасул, почти на границе с Вьетнамом.

Цель была создать в деревне спортивную школу, увлечь детей и молодежь спортом и открыть для них новые возможности. Ведь кроме тяжелого крестьянского труда или полуголодной монашеской жизни юным кхмерам, живущим посреди джунглей, ничего не светит. А программа максимум, моя мечта, — открыть для них спортивно-культурную академию, чтобы окрестным детям и молодежи было где заниматься разными видами спорта, изучать языки, читать книги, смотреть фильмы…

Фонд «Движение вверх» я официально не регистрировал (слишком много формальностей и большие затраты). Денежная подпитка шла только от друзей, знакомых и сочувствующих.

Конечно, средства поступают небольшие, но по местным меркам даже 1000 долларов большие деньги. Такой скромной суммы достаточно, чтобы, к примеру, построить в Тасуле необходимый там детский сад.

Время — назад!

Вся жизнь Тасула связана с буддийским храмом. Это самое красивое здание в округе. Крестьяне молятся, делятся с монахами скудными запасами пищи, убирают, благоустраивают территорию монастыря.

Из общественных зданий в деревне есть школа и два магазинчика с товарами первой необходимости. Постройки самые примитивные: деревянный каркас, обшитый металлическими листами, крыша из пальмовых листьев или рубероида. Главное, чтобы защита была от палящего солнца и дождя. А живут селяне в хижинах.

Электричество с перебоями. В деревне стоит дизельный генератор, рано утром люди со всех окрестных селений привозят к нему аккумуляторы и ставят на зарядку, а вечером забирают. Тогда в хижинах загорается свет и появляется слабая мобильная связь. Холодильников нет, продукты хранят в колотом льду, который привозят на машине из ближайшего города.

Каждая деревня управляется авторитетами — это несколько грамотных и уважаемых местных жителей: настоятель храма, полицейский, директор школы… Авторитеты активно участвуют в общественных работах, строят, помогают нуждающимся продовольствием.

Жаркие ночи в тропическом лесу

— Скажи, а твои спонсоры не допускают мысли, что у тебя будет соблазн потратить их деньги не по назначению?

— Я в социальных сетях постоянно выкладываю свои ролики и посты, где рассказываю обо всем, что делаю. На себя трачу минимум. Даже поселился поначалу не в деревне, а за околицей. А тут за последней хижиной — тропический лес со всеми его прелестями: духотой, комарами, пауками, змеями и хищниками. Я соорудил себе гамак из лиан и в нем спал. Питался тем, что сам мог добыть: кокосами, ящерицами, охотился с палкой на змей и диких кур. Залечивал укусы и раны, как умел… Режим был такой: вставал в два-три часа ночи, шел в храм, занимался там уборкой, потом до 11 утра проводил в местной школе уроки физкультуры. Когда жара спадала, опять шел к монахам и до вечера помогал достраивать и декорировать пагоду. Там работы в храмах никогда не прекращаются.

Рисово-банановая диет: минус 14 кило

— И как местные отнеслись к явлению белого чудака?

— Ну, сначала смотрели с недоумением. В радиусе 500 километров я был там единственным белым человеком. И совсем не похожим на богатеньких туристов, которые расслабляются на побережье в комфортабельных отелях. Но потом местные мне поверили, стали приносить мне немного еды. А через две недели пригласили перебраться в дощатый домик рядом с храмом.

Пять месяцев я питался вместе с монахами практически одним рисом и бананами. Изредка на стол попадала курятина. Но тамошние куры маленькие, жилистые, в них почти нет мяса. У меня даже началось белковое голодание. Похудел сильно. Да и с фруктами в джунглях напряженно. Так что пару раз, когда я совсем слабел, мне даже пришлось ездить за несколько десятков километров в больницу, ложиться под капельницу с витаминным раствором.

Твоя моя понимай

— Но я все равно каждый день занимался воплощением своего проекта. Возведение даже простейшего объекта здесь процесс длительный. Нужно ведь как-то доставить из города стройматериалы, найти инструменты, починить допотопную технику.

Понятно, что я все это делал не в одиночку. Хотя найти общий язык с местным сообществом было нелегко: из двухсот жителей деревни по-английски говорят единицы, главным образом те самые авторитеты. Но люди поняли, что пришел я к ним с благими намерениями, и начали помогать.

Гоняли мяч пять суток

— Мы высушили и разровняли площадку возле пагоды, изготовили тренажеры, сделали навес. Теперь туда приходят тренироваться юные туземцы не только из Тасула, но и со всех окрестных деревень — около пятисот человек. Деревни там, кстати, расположены буквально в километре-двух одна от другой.

А недавно мы футбольный матч провели, который можно занести в Книгу рекордов Гиннеса: игра шла без перерывов пять суток! Игроки на поле — взрослые и подростки — сменяли друг друга, и матч продолжался без остановки.

Параллельно с тренировками я взялся обучать базовому английскому монахов. Их сорок — это в основном дети 10-12 лет. Я уверен, что знание английского и спортивная подготовка откроют для них совсем другие возможности.

Омовение — это не мытьё

Гражданин неведомой для камбоджийцев балтийской страны стал для них настоящим миссионером. Только принес он в отсталую провинцию не христианскую религию (напротив, сам стал исповедовать буддизм), а основы санитарии и гигиены.

— По деревне свободно разгуливают собаки и кошки, заходят в монастырь, дети спят вместе с животными, купаются не снимая одежды и никогда не меняя ее. Омовение чисто символическое, без мыла. Поголовно у всех вши, блохи, опрелости, все тело в покусах и язвочках. Поговорил я с настоятелем монастыря: прогоните собак из храма! Нет, нельзя, это противоречит буддийскому пониманию милосердия. Тогда я поехал в больницу и привез мази против паразитов, антисептики. И всех послушников заставил каждый день мазаться лекарствами с ног до головы, обрабатывать раны.

Бедняки, но счастливые

Нам существование без благ цивилизации в XXI веке кажется дикостью. Да, кхмерские крестьяне и монахи живут в нищете, тяжело работают, страдают от засухи и сменяющих ее тропических ливней, не знают водопровода. Но при этом они простодушны, любознательны как дети, не знают зависти, не ропщут на трудности, не злятся и не гневаются.

— Я как-то несколько дней наблюдал за одним послушником лет десяти: он вставал в три часа утра, шел молиться в храм, а потом сразу принимался за работу: возил песок и мусор в своей тачке. Но что это была за тачка! Она держалась на честном слове. И каждое утро монашек терпеливо начинал с ремонта — тряпицами так и эдак перевязывал разваливающиеся части тачки. И ни разу не видел я на его лице ни тени раздражения, недовольства или уныния.

Я много снимал простых камбоджийцев. Посмотрите в моей ленте в Facebook — какие светлые счастливые лица!

Был драматический момент, когда вокруг местной школы начали ошиваться вьетнамские наркоторговцы. Тогда мне пришлось взять в руки мачете. Эти ребята поняли, что со мной шутки плохи, и убрались из деревни.

Деревенские дали Руслану имя КолиЯн, что означает добрый человек. Но после его стычки с наркодилерами прозвали Мачете.

А богатые смеются

Руслан на мотоцикле не один раз пересек Камбоджу вдоль и поперек. Рижанин проводит тренировки спортсменов в городах Сиануквиле и Сиемреапе, чтобы заработать денег на жизнь и на свой проект.

А вот уговорить на пожертвования миллионеров-россиян, которые прожигают жизнь на фешенебельных виллах Камбоджи, у Руслана не получилось. Встреча с русскими нуворишами произошла на одной из закрытых тусовок, где собралась тамошняя русскоговорящая «элита». Но парня из Латвии с его проектом пресыщенные богачи обсмеяли: «Наивный альтруист, ты уедешь, и там все развалится». Что ж, их логика понятна — ведь это те же люди, которые, как их сотоварищ беглый миллионер Полонский (лишь год назад Камбоджа выдала его России), привыкли выкачивать деньги из народа, а не вкладывать в него.

Руслан, конечно, был расстроен таким отношением, но от мечты не отказался. Он считает, что даже малое доброе дело вовсе не бессмысленно. Пусть только в одной захудалой деревне жизнь станет чуточку лучше, но постепенно зона благополучия будет шириться. И в конце концов, верит наш герой, придет то время, когда народ Камбоджи, страны с трагическим полпотовским прошлым, вырвется из нищеты и невежества.

Руслан попросил через газету передать огромное спасибо всем, кто поддерживает его проект финансово, — а это граждане Британии, Латвии, России и Белоруссии. Особая его благодарность ребятам из 21-й рижской средней школы, которые собрали средства для второй поездки спортсмена в Тасул.

«Кхмерские крестьяне и монахи живут в нищете, тяжело работают, страдают от засухи и сменяющих ее тропических ливней, не знают водопровода. Но при этом они простодушны, любознательны как дети, не знают зависти, не ропщут на трудности, не злятся и не гневаются.

(врезка 2)

«Пусть только в одной захудалой деревне жизнь станет чуточку лучше, но постепенно зона благополучия будет шириться. И в конце концов, верит наш герой, придет то время, когда народ Камбоджи, страны с трагическим полпотовским прошлым, вырвется из нищеты и невежества.

ФОТО — из архива героя.

ФОТО У ИНАРЫ В МЕЙЛЕ

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *