Анна и Сергей Литвиновы: «Рига в наших романах непременно появится!»

• 01.04.2019 • ИнтервьюКомментариев (0)1

Популярные российские детективисты о секретах жанра и творческой кухне

Анна и Сергей Литвиновы, пожалуй, самые знаменитые брат и сестра России. Их знают и любят миллионы любителей детектива. Из-под пера Анны и Сергея вышло более 80 книг, тиражи которых превышают 10 миллионов экземпляров. А сюжет каждого романа закручен так лихо, что до самого конца нипочем не догадаешься, кто же убийца.

Елена СМЕХОВА

В Ригу Анна и Сергей приехали по приглашению сети магазинов Mnogoknig. Погуляли по городу, встретились с читателями и рассказали о себе — с юмором, откровенно, просто, без малейшего налета звездности и многозначительной интонации литературных мэтров.

20 лет в детективе

— В этом году исполняется 20 лет, как вы работаете в детективном жанре. Что же такого случилось 20 лет назад, когда сестра и брат — журналист и инженер вдруг взялись писать книги?

Анна: Были лихие 90-е, грянул кризис. До этого у нас было маленькое рекламное агентство, которое медленно, но верно пошло ко дну. Мы оказались у разбитого корыта. Стало грустно. Мою голову посещали разные идеи, среди которых была, например, такая: ограбить банк и разбогатеть. (Смеется.) Но я допускала шанс, что нас поймают. А потому однажды села за стол и начала сочинять роман. Позвонила Сергею: «Хочешь почитать?»

Сергей: Я приехал, прочел двадцать страниц и спросил: «А что дальше?» — «Пока не знаю», — ответила Аня. И предложила: «А давай писать вместе!» К нашему огромному удивлению, первый совместный роман «Отпуск на тот свет» вышел не комом. К нему проявили интерес сразу несколько издательств.

— И ваше пошатнувшееся материальное положение сразу изменилось?

Сергей: Ну, не сразу… Где-то после двадцатой книжки.

Анна: За первый роман нам заплатили всего 150 долларов. На этот гонорар мы поужинали в ресторане, оставшиеся деньги проиграли в казино. Но поняли самое главное: мы можем писать вдвоем.

— А как это — писать вдвоем? Как Ильф и Петров, которые отказывались от фразы, если она приходила в голову одновременно обоим?

Сергей: Ильф и Петров собирались в одной комнате и писали вместе слово за словом. Это прекрасно, когда можно работать как золотоискатель. У нас с Аней, к сожалению, более поточное производство.

Анна: Обычно мы делаем так: вместе намечаем тему, обозначаем генеральные линии, придумываем героев. А потом, когда все ясно, разъезжаемся по домам — работать поодиночке.

Раньше мы практиковали такой метод: одну главу пишет Сергей, другую — я. Теперь — открою вам тайну! — пишем по книгам. Одну я — другую Сергей. Но по-прежнему все согласовываем и обсуждаем. В год у нас выходит четыре книги. По два романа на человека. До этого идет плотная работа по изучению материала. Месяц уходит на раскачку, потом рукопись пишется, затем правится…

Сергей: Короче, Аня пишет, а я критикую. Или наоборот. (Смеется.)

Правило братьев Вайнеров

— Когда люди пишут вдвоем, им не обойтись без творческих разногласий. Случалось ли вам ссориться?

Сергей: Случалось. Но мы взяли за основу правило братьев Вайнеров — право вето. Если кому-то что-то не нравится, он просто говорит «нет». Без объяснения причин.

Анна: Крупных ссор у нас с Сережей никогда не было, но поорать друг на друга можем! (Улыбается.) Если бы мы были супругами, я давно его исцарапала бы. Но мы брат и сестра. У нас довольно большая разница в возрасте — 11 лет. Я всегда признаю, что Сергей в нашем дуэте главный. Он меня многому научил.

— Казалось бы, должно быть наоборот. У вас за плечами журфак МГУ, а у Сергея инженерное образование…

Анна: На самом деле это глубочайшее заблуждение, что на журфаке учат писать. На нашем курсе преподавала лучший педагог МГУ, которая не стеснялась говорить: «Ни одну мою статью нигде не опубликовали». Журфак учит улыбаться и кивать в светской беседе. А вот Сергей без специального образования много и успешно работал в журналистике.

Сергей: У меня действительно была неплохая журналистская карьера. Работал в журнале «Лесная промышленность», затем в журнале «Смена». Много ездил по Союзу. Не раз бывал в Риге. Помню, писал очерк о вашей бумажной фабрике, где директором был Герой Социалистического Труда Вальдемар Круминьш.

Анна: А я приезжала в Ригу студенткой. Мне нравилось подсматривать стильные наряды рижанок. В Москве тогда одевались кое-как. Поэтому я запоминала фасоны, сочетания цветов и пыталась потом что-то воспроизвести.

— Откуда вы берете такие головокружительные сюжеты?

Сергей: Это происходит всегда по-разному. Например, у нас есть тетралогия «Высокие страсти», которая посвящена освоению космоса. Ее действие начинается в 1957 году и заканчивается в 1966-м. Наши папа и мама в свое время занимались разработкой ракетной техники. Когда нас эта тема заинтересовала, мы попросили их рассказать о своей юности, что и послужило толчком для сюжета.

Понимаете, детектив — это такая вещь, которую ты не возьмешь из уголовной хроники. А если возьмешь, то это будет грубо и неинтересно: «Гражданка А. тюкнула топором гражданина Б. после совместного распития спиртных напитков». Поэтому все свои сюжеты мы придумываем. Как их придумывали Жюль Верн, Артур Конан Дойл или Агата Кристи. Но с существенной оговоркой: все наши сюжетные повороты лежат на плотной базе фактуры. К примеру, если мы пишем об освоении космоса и герой едет на Байконур, то это будет роман о запуске, который случился в действительности. Все остальное — полет фантазии, прыжки на батуте. Но батут — это наша реальность.

Анна: Мы работали в рекламе и знаем, что когда на обложке детектива пишут «основано на реальных уголовных делах» — это просто рекламный ход. Я сама искренне верила Александре Марининой, пока не прочла ее роман о том, как в Москве стоял облучатель, который превращал жителей района в убийц.

Однажды в бане

— По вашим романам снято множество фильмов и сериалов. Довольны ли вы этими экранизациями?

Сергей: Последние картины лучшие. По роману «Черно-белый танец» сняли 16 серий на канале «Россия». В фильме «Десять стрел для одной» Дмитрия Полуянова играет Стас Бондаренко, а Надю Митрофанову — Катя Копанова. Правда, есть экранизации, которые мы не очень любим. Исключение — «Дата собственной смерти», где в главной роли — великолепный Сергей Шакуров.

— Вы умалчиваете о том, что снились в некоторых экранизациях ваших романов…

Сергей: О да! Кинокарьеру мы с Аней начали давно. (Смеется.) Еще в 2003 году Анечка сыграла роль хозяйки антикварного магазина, а я — роль, которая в титрах указывалась как «шустрый человечек».

Анна: Я быстро поняла, что кино — это не мое. Однажды написала в сценарии что-то очень скромное для себя, типа роли официантки. Но продюсер сказал: «Давай ты будешь богатой эквадоркой, которая будет приставать к девушке». По-моему, я завалила роль. Сцена снималась в бане. К главной героине надо было приставать, а я не умею! Главная героиня ржет, продюсер кипит… На этом моя кинокарьера закончилась.

— Каждый писатель вольно или невольно наделяет героев своими личными качествами. Что от вас в ваших персонажах?

Анна: Наши герои делают все то, чего я боюсь. Например, развернуться через две сплошные линии — а моя героиня разворачивается без проблем. Я никогда не решусь закрутить роман с шейхом. А Таня Садовникова крутит запросто!

— Анна, не скромничайте: вы не трусиха. У вас более 360 прыжков с парашютом!

Анна: Меня выталкивали! (Смеется.) Люблю заниматься чем угодно, лишь бы не работать. Мне хочется удрать с работы как можно дальше, а аэродром в 50 км от Москвы. Вот я туда и усвистывала.

У нас подобралась отличная компания. Мы с тремя девушками имели честолюбивые планы — стать первой в России парашютной четверкой. В России тогда существовал классический парашютизм. Это было скучно: выпрыгнуть из самолета, два раза кувыркнуться вперед и два раза назад. Что тут интересного? А в 90-е годы к нам пришел американский парашютизм, когда все фигуры выполняются в свободном падении и у тебя есть время на подвиги в воздухе. Я пыталась создать женскую четверку, но это было сложно. А потом вышла замуж, и инициатива сама собой увяла.

Приносить радость

— В романах, действие которых происходит в Москве, вы нелестно пишете о Собянине. Ваш мэр и вправду такой мерзкий?

Анна: Приезжайте в Москву зимой в гололед, и вы поймете, хорош наш мэр или плох. Садовое кольцо вечно стоит в пробке, потому что позапрошлым летом мэр решил расширить тротуары на Садовом кольце. А как можно это сделать? Только за счет дороги! Правда, есть и хорошие вещи: пустили электричку по большому радиусу, легче стало получать справки, паспорта.

— Детективы популярный жанр. Чувствуете ли вы конкуренцию?

Сергей: Не просто популярный, а самый популярный. 32 процента всех книг, которые публикуются в мире, детективы!

Анна: Я всегда с интересом следила за коллегами и недавно выявила тенденцию: многим собратьям по цеху работа уже надоела. Не будем указывать пальцем. Но бросить они ее уже не могут. Я не сказала бы, что кто-то наступает нам на пятки, потому что мы с Сергеем тандем и нам воспитание не позволяет халтурить.

Сейчас тиражи снизились у всех детективистов России. Но мы с Сережей с гордостью можем сказать, что у нас они снизились меньше, чем у других авторов.

— Что значит для вас быть писателем?

Анна: Приносить людям радость. Ни в коем случае не наставлять, не учить жизни, не вести за собой. Я всегда видела свою миссию в том, чтобы просто развлечь человека. Очень горжусь тем, что наши романы читают в больнице и это помогает людям выздоравливать.

Как-то на творческой встрече ко мне подошла мама девочки-подростка и сказала: «Я вам очень благодарна. Моя 13-летняя дочка ничего не читала, но прочла ваш роман «Девушки любят бриллианты», и теперь от книг ее не оторвать. Начинала с ваших детективов, а сейчас дошла до Пушкина и Куприна». Ради этого, согласитесь, стоит работать!

Сергей: Иногда нас ехидно спрашивают: «Вам не обидно, что ваши книжки бросают в отелях?» А мы счастливы! Значит, кто-то прочел и передал другому.

— Кто ваши любимые писатели?

Сергей: Из современных авторов мне нравится Борис Акунин. Среди зарубежных — Агата Кристи, Рекс Стаут, Сидни Шелдон. Анечка любит Гранже.

А за дверью… не мама!

— Есть ли у вас фирменные литературные приемы?

Сергей: Нам хочется с первого предложения зацепить читателя за губу. Как у Олеши: «Он поет по утрам в клозете». Ну и, само собой, образ главного плохиша должен быть выписан идеально. Как говорят в Голливуде, если тебе нужен хороший фильм, то тебе нужен хороший злодей.

Анна: Правда, у меня ко всем сволочам возникает жалость. Ему нужно или в тюрьму, или с собой покончить, а я думаю: не дать ли ему сбежать?

Сергей: Все пассажи в детективе должны быть построены на неожиданностях. Мальчик стучится в дверь: «Мама! Мама!» Дверь открывается, а там… не мама!

Или вот другой пример. Девушка идет по улице и вдруг видит в водосточной трубе бриллиант. А что дальше? Вам интересно? Нам тоже!

— Сергей, я знаю, что у вас есть какое-то необычное хобби…

Анна: А можно я отвечу? Сергей один из самых известных в России глютофилов. Он коллекционирует сахар. В его коллекции несколько тысяч пакетиков. Недавно мы их вскрыли — вышло пять кило сахара!

Сергей: В остальном у нас хобби совпадают. Мы оба очень любим путешествовать.

— Ваши путешествия как-то влияют на канву романов?

Сергей: Конечно! Скажу вам по секрету, что после этой поездки Рига в наших романах непременно появится…

ВРЕЗКА 1

«Детектив — это такая вещь, которую ты не возьмешь из уголовной хроники. А если возьмешь, то это будет грубо: «Гражданка А. тюкнула топором гражданина Б. после совместного распития спиртных напитков». Поэтому все свои сюжеты мы придумываем.

ВРЕЗКА 2

«Наша задача — приносить людям радость. Ни в коем случае не наставлять, не учить жизни, не вести за собой. Я всегда видела свою миссию в том, чтобы просто развлечь человека. Очень горжусь тем, что наши романы читают в больнице и это помогает людям выздоравливать.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *