Приговор. Но не обвинительный

• 06.07.2017 • Общество, Тема неделиКомментариев (0)66

Посол России в Латвии Евгений ЛУКЬЯНОВ: исключительно откровенно и прямо — об отношениях между двумя странами

Посодействовав тому, чтобы наш рижский ПУШКИН встал на достойный постамент из карельского гранита, и побывав на Пушкинском вечере в рижском Доме Москвы, посол России Евгений ЛУКЬЯНОВ дал первую в своей новой должности в новой стране пребывания большую пресс-конференцию.

Буквально яблоку негде было упасть в зале посольства: журналисты изданий и порталов на русском и латышском языках собрались в великом множестве. Как известно, язык дан дипломату, чтобы скрывать свои мысли. Но Евгений Владимирович своих оценок не скрывал, был откровенен и много юморил…

Наталья ЛЕБЕДЕВА

специально для «СУББОТЫ»

Коллеги передали г-ну послу высказывание Яниса ЮРКАНСА о нем: “Раз человека такого ранга — почитайте его CV! — к нам назначили — значит, роль Латвии во внешней политике России выросла…”

Комментарий дипломата был таков:

— Недавно я имел удовольствие быть на латвийском телевидении. Там мне задали вопрос: “Какую роль в геополитических интересах России играет Латвия?” Я не смог дать на него ответ, потому что этого не знаю. И я попросил переформулировать вопрос: “Какую роль в геополитических интересах Латвии играет Россия?”… Мы соседи, исторические соседи, наши культуры переплетены, наше бытие определено раз и навсегда. Опять повторю великую фразу Наполеона: “География — это приговор… Но не обязательно обвинительный”. Мне кажется, у нас региональные отношения, соседские, двусторонние. И эти отношения должны быть нормальными. И тогда геополитика обеих стран от этого только выиграет…

А по поводу высказывания академика Александра ДЫНКИНА на недавно прошедшем “Балтийском форуме”, где он выразил сожаление, что страны Балтии играют роль прифронтовых государств, г-н ЛУКЬЯНОВ высказался так:

— Что значит “прифронтовое государство”? Я не разделяю такой точки зрения, потому что, насколько я понимаю, Латвия на Россию нападать не собирается. Может быть, прошли какие-то концептуальные события, и в военной доктрине Латвии произошли какие-то радикальные изменения? Ведь НАТО, как нам объясняют, — это исключительно оборонительный блок. Россия, что ли, является прифронтовым государством? Нет у меня такого ощущения…

“Нас обманули, и не в первый раз…”

— В 1990-е холодная война окончилась распадом Советского Союза, окончанием социалистического эксперимента в СССР и странах народной демократии, — продолжил г-н Лукьянов. — А всякая война заканчивается подписанием мирного договора. Его по итогам холодной войны заключено не было. И следовательно, не определилась формула послевоенного устройства мира.

Помните, в XVII веке была одна система международной безопасности, и она символизировала окончание религиозных войн. Венский конгресс 1815 года символизировал окончание эпохи Наполеона и новую систему безопасности. В XX веке — Ялта, Потсдам, Тегеран… А тут ничего проведено не было, потому что наши западные партнеры посчитали, что победа бесспорна, коммунизм рухнул, «империя зла» следом за ним, народы освободились — и все. Можно ставить точку.

В принципе, мы тоже соглашались с этим: не могу сказать, что мы настаивали на каком-то мирном договоре. У нас была одна просьба — к сожалению, на бумагу мы ее не положили. Но нам обещали, что НАТО на восток распространяться не будет.

Сейчас страна НАТО Эстония в 140 км от моего родного города Санкт-Петербурга. Ну что еще объяснять? Нас обманули, и не в первый раз…

Как хорошо быть рубежом…

— Если из этой ментальности исходить, можно подумать, что на восточных флангах НАТО — а в него входит и Латвийская Республика — создается определенный оборонительный рубеж против агрессивной России. Тут нам комментировать что-то трудно, лучше, наверное, вам подумать о том, хорошо быть рубежом или плохо, прифронтовые вы государства или тыловые. Для нас это не имеет большого значения — это фактор геополитический. НАТО — это серьезная военно-политическая организация, которая сохранилась с тех времен, когда блоковое мышление и подход к отношениям между двумя системами тогдашнего двухполярного мира основывались на военном сдерживании, военном противодействии и противостоянии.

Перед отъездом в Ригу я специально поинтересовался в нашем министерстве обороны, как наши военные рассматривают потенциальную военную угрозу, могущую исходить с территории прибалтийских государств. Мне сказали, что угрозы как таковой от вооруженных сил этих республик исходить не может, потому что их нужно еще увидеть. Угроза идет от инфраструктуры НАТО, которая размещается на территории этих стран.

Я не знаю, сколько дивизий в планах НАТО подлежит развертыванию на территории Латвии, но эти боевые подразделения — “гусарские”, по-видимому: 450 канадцев и сколько-то там “разных прочих шведов”, разместившихся вдруг в Адажи, — никакой военной угрозы для России не представляют.

Однако это большая проблема для территорий, на которых размещаются эти инсталляции иностранных вооруженных сил. Они эвентуально становятся целями для российских вооруженных сил…

Приговорён к транзиту

На вопрос о том, что такое нормальные, ненормальные или хорошие отношения между двумя нашими странами, г-н посол ответил так:

— Прежде всего это нормальные торгово-экономические отношения. Нормальные на уровне культуры, образования, человеческих обменов, туризма, взаимных инвестиционных программ. И все это строится на основе взаимного доверия. Не будет доверия — никаких отношений не будет. Здесь можно все упростить до отношений в рамках семьи. Если супруги не доверяют друг другу, то, по-видимому, будущее этой семьи под вопросом.

Но мы одновременно осознаем (поймите меня правильно): Латвия не свободна в своих решениях в отношениях с Россией. Она субординирована рамками Евросоюза и НАТО. Латвия не объявляла нам санкций — она присоединилась к ним. Мы не объявляли персональных санкций против Латвии — мы ответили на санкции Запада.

Торгово-экономические отношения сегодня находятся в некой стадии стабильности, я сказал бы, они ухудшились три года назад и теперь находятся в рамках начала июня 2016-го.

Что может Латвия предложить России? Прежде всего свою инфраструктуру. Это тот “приговор” для Латвии, который и является главным плюсом для развития этой страны. Это порты, железные дороги, автомобильные и авиаперевозки. И все, что связано с транзитом российских грузов в Европу и из Европы.

Я тут прочитал, что первый поезд из Китая прибыл в Латвию в конце прошлого года. По территории Латвии до Риги он сколько километров проехал? Примерно 250? И представьте, сколько он прошел по российской территории. И это называется налаживанием отношений с Китаем?..

Комментируя последствия санкций для России, Евгений Владимирович сообщил:

— Санкции, введенные против России, привели к фантастическим результатам в нашем агросекторе. Темпы его роста таковы, что мы и подумать не могли, что это возможно. Он всегда у нас был черной дырой, куда просто закачивались миллиарды, которые безвозвратно там пропадали. И сейчас в России существует очень влиятельное и эффективное лобби, которое требует от российского правительства сохранять эти санкции.

Санкции идут четвертый год и продлены в автоматическом режиме. Нам нравится “обоснование” их продления.

В 2014-м говорили: “Аннексия Крыма”, “Россия вторглась на Украину». Теперь говорят: «Так как Россия не выполняет своих обязательств по Минским договоренностям, то санкции продлеваются».

Я хотел бы узнать: если Россия страна-агрессор, то как могут 7,5 миллиона украинцев жить на нашей территории? Они не военнопленные — 2,5 миллиона беженцев из восточных регионов Украины и пять миллионов гастарбайтеров, которые зарабатывают деньги в стране-агрессоре! Это же коллаборационисты, предатели! Их нужно всех подвергнуть люстрации по возвращении на Украину.

Причем они находятся у нас без виз, без каких-либо ограничений по перемещению. А нам говорят: «Вы должны выполнить Минские договоренности». Каким образом? Мы ведь не сторона конфликта на Украине, нет там наших вооруженных сил…

Трудно без союза

— Нам нанесли ущерб этими санкциями, безусловно. Но вот какая штука: Латвия добросовестно исполняет все их стандарты. А в Московской области — вчера смотрел, как губернатор докладывал президенту Владимиру Путину: мол, открываем завод фирмы Volkswagen у себя. Что, Германия не солидарна с этими санкциями? Солидарна, конечно. Но у бизнеса своя рубаха ближе к телу.

Германия потеряла от санкций 300 тысяч рабочих мест. И это за год до выборов! Это такая нагрузка на социальную систему! И почему вдруг корпорация “Боинг” по-прежнему закупает в России комплектующие из титана? Если мы прекратим эти поставки, мир забудет имя “Боинг”, потому что сотни самолетов не смогут быть произведены. Если американскую космическую программу — и военную, и гражданскую — сейчас не подпитывать нашими ракетными двигателями P-180, она остановится. Потому что не могут они сделать такие движки, которые тянули бы по тоннажу.

Если нас решили таким образом наказать, то вас наказали больше. И это все по справедливости нового союза, куда вы решили вступить. С чем вас можно и поздравить. Без союза просто трудно!

Как это ни парадоксально, главные инвесторы Латвии — российские. Они могут назваться “из Кипра”, “из оффшора”. Это те деньги, которые у нас украли в 1990-е, отмыли в оффшорах, а теперь размещают в наиболее привлекательных точках рынка, в том числе и в России. Мы не утратили интереса к латвийскому рынку. Но есть такое понятие, как экономическая политика. Есть она у латвийского правительства? Какие отрасли являются приоритетными для латвийцев?

Деньги любят тишину — это бизнес-постулат. Не дам я ни копейки в страну, о которой не понимаю, что здесь будет завтра. А я не понимаю, что здесь будет! Проработав 15 лет в банке, пытаюсь считать страновые риски. И где здесь предсказуемость? Где налоговая реформа, где работающие механизмы? Есть у вас Госплан? Наверное, должен быть. Но где он находится? В Риге?

Моя задача не создавать условия для инвестиций, а регистрировать те условия, которые могут позволить нашим инвестициям прийти в Латвию. Я здесь не созидатель — я наблюдатель и аналитик. И должен доложить своему президенту и правительству: здесь стОит, а вот здесь не надо. А они примут решение…

«Мы не девочки, чтобы нас любить!»

Когда журналисты в связи с недавно прошедшим Санкт-Петербургским экономическим форумом спросили, о чем можно сказать: «Сделано в России», — Евгению Владимировичу явно было что ответить:

— Мне кажется, ассортимент российской промышленности совпадает со всеми возможными номенклатурами товаров, которые производятся в мире. Единственное, чего, наверное, мы не производим руками, — это дороги. Не могу ответить на вопрос, чего в России не хватает… Денег! Но мы их сами печатаем, и если что, напечатаем сколько надо.

Нам говорят, что нас не любят. А я всегда думаю, что мы не девочки, чтобы нас любить. Если уж мы сами кого-нибудь полюбим, то на всю жизнь.

А если вдруг разлюбили, можно уйти, как сделала это Прибалтика 25 лет назад, — причем в соответствии с советской Конституцией. Это было самое трогательное: сталинская Конституция, которая была реформирована во времена Брежнева и другие, все-таки свою основу сохранила. И, по оценке юристов середины 1930-х, была лучшей Конституцией из всех когда-либо придуманных. Я не говорю о применении. В самой важной своей части — о праве наций на самоопределение вплоть до отделения — она сработала.

И поэтому даже демократия в России есть. Правда, она не такая, как в Европе…

Что такое европейские ценности?

— Вот я, к примеру, хочу узнать — может, вы мне подскажете: что такое европейские ценности? Путин сказал: “Я не европейский лидер”. Вы догадались, о чем он говорит? Путин глобальный лидер. Европа — это так, рядом. Я, когда слышу определение «европейские ценности», впадаю в ступор. Я знаю 10 заповедей, библейские ценности, те, которые направлены на самосохранение, развитие, сохранение морали, нравственности, порядочности. А что такое европейские ценности, так и не знаю.

Если ценность — это гей-Европа, то у нас другие ценности. У нас есть Петр и Феврония, семья, патриархальность.

Я, может, и не котируюсь на рынке гей-Европы, я старая королева. Но не хочу, чтобы трогали моих детей и внуков. И здесь я покажу такое лицо…

Вот мы говорим, что Европа — оплот и светоч демократии во главе с США. Правда, кто США главой назначил, я не знаю; это самовыдвиженец или самопродажа, такой маркетинг. И вы хотите сказать, что Америка — демократическая страна? Что права меньшинств там соблюдаются? Что процедура избрания главы государства демократическая? Как, кстати, и в Латвии. Президентское кресло у вас стоит 51 голос. Это демократия? А наличие неграждан — как?

Архитектура демократического дома имеет эркер, двери, окошечки, черный ход, парадный. И мы абсолютно не претендуем на то, чтобы кого-то лечить. Но нас-то все время лечат! Там нужно сделать так-то, здесь так-то. А если будете плохо себя вести — введем вам санкции. Это разговор классной дамы в какой-нибудь немецкой начальной школе с туземцами, не понимающими, что такое орднунг. Палочкой можно хлестнуть и в угол поставить.

Ну поставьте вы в угол Россию! Нам будет так хорошо! Так спокойно, когда от нас все отвяжутся. Мы ни к кому не лезем со своим рецептами, никому не говорим, что это хорошо, а это плохо. А если нас пытаются заставить что-то сделать — у нас богатая история ответов, не дай бог! В одностороннем порядке Россия приседать не будет.

Так вот хочу сказать вам: на соответствующем уровне политических контактов про Крым никто не вспоминает. Знаете, неловко как-то “с ценностями” вспоминать. Там было все корректно — это не Косово и не заморские территории Франции..

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *