Во что вступаем?

• 11.07.2012 • Тема неделиКомментариев (0)780

Российские экономисты и латвийские первые лица кардинально по-разному видят перспективы вступления Латвии в еврозону

Михаил Делягин: Латвия откажется от евро?

За введением евро последует год оживления, после чего латвийская экономика… закончится, прогнозирует директор российского Института проблем глобализации доктор экономики Михаил Делягин.

— Надеюсь, что до введения евро латвийское руководство проанализирует опыт Эстонии, Польши и некоторых других стран, — заявил «Субботе» Делягин. — И в конечном счете откажется от евро.

Почему в СССР Латвию развивали, а в ЕС — нет?

— Главная проблема с евро в том, что главный инструмент экономики любой страны — национально-денежная политика: сколько денег введено в обращение, на каких условиях, как они будут обращаться. Когда у вас своя валюта, пусть даже маленькая, — все это вы определяете сами.

Перейдя на другую валюту, вы отказываетесь от суверенитета и отдаете другим людям возможность принимать все решения по вашему будущему. Были бы вы большой или развитой страной — могли бы влиять на эти решения. Если же вы маленькие и, в отличие от Лихтенштейна и Люксембурга, находитесь в тяжелом экономическом положении, то влиять вы уже ни на что не сможете.

Для Латвии использование евро будет означать примерно то же, что и использование советского рубля. Во времена СССР Латвия тоже имела весьма ограниченные возможности влиять на экономическую политику Советского Союза, поскольку использовала валюту, которую сама не эмитировала (выпускала).

Та же ситуация при переходе на евро. Влиять на политику ЕС в отношении Латвии вы сможете даже меньше, чем в советские времена на политику Москвы. Все же СССР занимался развитием территорий, которые в него входили. А ЕС этим не занимается, что стало очевидно на примере даже таких густонаселенных стран, как Греция или Испания. Что говорить о безлюдной Латвии!

Так что в политическом отношении ситуация у вас будет лучше, чем в Советском Союзе, — формальная независимость после перехода на евро будет сохранена. А вот в экономическом плане ситуация будет хуже.

Почему злотый успешно девальвировали, а лат — нет?

— Теперь о практических вещах. В условиях глобального кризиса один из способов поддержания конкурентоспособности экономики — девальвация национальной валюты.

В 2009 году единственной страной Восточной Европы, которая обеспечила себе экономический рост, была Польша. Рост символический — всего один процент, — но на фоне стремительного падения латвийской экономики (до 18%) и усиления бегства людей из Латвии (со времен СССР население сократилось на треть, и это не за счет смертей) это дорогого стоит.

Своего успеха поляки достигли просто — девальвировали злотый. Для населения очень болезненный шаг, но он подстегнул экономику и обеспечил успешное развитие производства. То есть сперва поляки потеряли деньги, но потом получили возможность покрыть свои потери и даже неплохо заработать.

Войдя в еврозону, Латвия таким инструментом пользоваться не сможет. До сих пор она этого не делала, потому что значительная часть населения закредитована в евро в двух шведских банках. Девальвация их разорила бы.

Если бы ваше правительство защищало интересы страны, а не банков, то оно могло бы провести переговоры о реструктуризации долгов, чтобы последствия девальвации были перераспределены между банками и заемщиками: рассрочки, снижение выплат. Банки пошли бы на это, потому что банкротство заемщиков гораздо больнее ударило бы их по карману. Зато девальвация оживила бы экономику и впоследствии помогла бы заемщикам платить по кредитам, а банкам выдавать новые — на развитие.

Латвийское правительство предпочло не заморачиваться, а пойти эстонским путем — отдать суверенитет кому-нибудь. Советский Союз развалился — так давайте отдадим суверенитет Европейскому центральному банку. Нормальное стремление любой бюрократии — снять с себя ответственность.

Почему правительство Латвии не хочет независимости?

— Если присмотреться, то продвижение ЕС в Восточную Европу носило откровенно колониальный характер: корпорации «старой» Европы приходили в постсоветские страны и говорили: «Это мы покупаем по нашей цене, а это закрываем — нам оно не интересно».

Они вводят свои правила, навязывают свои стандарты. Дожили, что литовцы покупают в Белоруссии сметану! Не потому, что она дешевле, а потому, что там нет евростандартов.

Крах латвийской экономики — подтверждение того, что никому из старого европейского бизнеса не нужна конкуренция на внутреннем рынке. Не любят здесь развивать новые территории — создавать производства, рабочие места, — это одна из внутренних проблем ЕС.

То есть развиваться Латвии не дают. Попытка решить проблему нехватки средств путем сброса лишней части населения в охранники и официанты Туманного Альбиона не принесла успеха. Выгнать удалось лишь молодежь. Оставшиеся старики работать не могут, а есть хотят…

В условиях глобального кризиса периодическая девальвация национальной валюты подхлестнула бы местную экономику даже без создания новых производств — она стала бы более конкурентоспособной. Даже в условиях колониального захвата. Это хорошо понимают поляки и чехи, хотя говорят об этом в других терминах. Конечно, это временно обострило бы социальную напряженность, но в Латвии даже особых протестов ждать не приходится: основные протестующие группы уехали.

В общем, введя евро, правительство не просто откажется от экономического суверенитета (подумаешь, жили без него в составе СССР!), но и не оставит шанса для выживания местной экономике.

Почему для покупки Шенгена предпочтут Мальту, а не Латвию?

Мой прогноз таков: с переходом на евро у вас будет примерно год некоторого оживления за счет упрощения финансовых операций и улучшения европейского имиджа. Возможно, поначалу в страну даже придут некие капиталы. Но на этом все и закончится.

В настоящее время латвийская экономика живет за счет продажи вида на жительство в Шенгенской зоне гражданам Российской федерации и других стран постсоветского пространства. Но этот бизнес не бесконечен. К тому же позиция латвийского руководства все больше пугает людей.

При том, что уличный национализм в Латвии отсутствует, в большинстве случаев с тобой охотно говорят по-русски — но когда человек принимает решение о покупке недвижимости в стране на сотни тысяч евро, он не может не учитывать политический фактор. А когда он читает заявления политических лидеров Латвии, волосы встают дыбом. И он выбирает Мальту, где на него не будут смотреть как на врага и оккупанта.

Так что со временем торговля «видами» будет сходить на нет. А других бизнесов у Латвии нет.

Михаил Хазин: Это идиотизм!

Руководитель российской компании экспертного консультирования «Неокон» экономист Михаил Хазин.

— Вступать в еврозону при нынешнем экономическом состоянии Латвии — идиотизм. Это напрочь лишает возможности такого сильного маневра, как девальвация валюты.

Напоминаю, что на острой стадии кризиса только одна страна ЕС ухитрилась не выйти в минус — Польша. Именно за счет девальвации злотого. Глупо отказываться от такой возможности. И если раньше Латвия не пользовалась этим инструментом, это не повод, чтобы не пользоваться им и впредь. Если ничего не делать, то надо вообще закрывать экономику…

После перехода на евро уровень жизни каждого жителя Латвии начнет падать еще быстрее — примерно как в Греции. В мире бушует кризис, доходов нет, а все расходы будут в евро…

Впрочем, с точки зрения Латвии, которая держала лат даже тогда, когда в этом не было необходимости, принципиальной разницы нет.

За введением евро последует год оживления, после чего латвийская экономика… закончится, прогнозирует директор российского Института проблем глобализации доктор экономики Михаил Делягин.

— Надеюсь, что до введения евро латвийское руководство проанализирует опыт Эстонии, Польши и некоторых других стран, — заявил «Субботе» Делягин. — И в конечном счете откажется от евро.

Почему в СССР Латвию развивали, а в ЕС — нет?

— Главная проблема с евро в том, что главный инструмент экономики любой страны — национально-денежная политика: сколько денег введено в обращение, на каких условиях, как они будут обращаться. Когда у вас своя валюта, пусть даже маленькая, — все это вы определяете сами.

Перейдя на другую валюту, вы отказываетесь от суверенитета и отдаете другим людям возможность принимать все решения по вашему будущему. Были бы вы большой или развитой страной — могли бы влиять на эти решения. Если же вы маленькие и, в отличие от Лихтенштейна и Люксембурга, находитесь в тяжелом экономическом положении, то влиять вы уже ни на что не сможете.

Для Латвии использование евро будет означать примерно то же, что и использование советского рубля. Во времена СССР Латвия тоже имела весьма ограниченные возможности влиять на экономическую политику Советского Союза, поскольку использовала валюту, которую сама не эмитировала (выпускала).

Та же ситуация при переходе на евро. Влиять на политику ЕС в отношении Латвии вы сможете даже меньше, чем в советские времена на политику Москвы. Все же СССР занимался развитием территорий, которые в него входили. А ЕС этим не занимается, что стало очевидно на примере даже таких густонаселенных стран, как Греция или Испания. Что говорить о безлюдной Латвии!

Так что в политическом отношении ситуация у вас будет лучше, чем в Советском Союзе, — формальная независимость после перехода на евро будет сохранена. А вот в экономическом плане ситуация будет хуже.

Почему злотый успешно девальвировали, а лат — нет?

— Теперь о практических вещах. В условиях глобального кризиса один из способов поддержания конкурентоспособности экономики — девальвация национальной валюты.

В 2009 году единственной страной Восточной Европы, которая обеспечила себе экономический рост, была Польша. Рост символический — всего один процент, — но на фоне стремительного падения латвийской экономики (до 18%) и усиления бегства людей из Латвии (со времен СССР население сократилось на треть, и это не за счет смертей) это дорогого стоит.

Своего успеха поляки достигли просто — девальвировали злотый. Для населения очень болезненный шаг, но он подстегнул экономику и обеспечил успешное развитие производства. То есть сперва поляки потеряли деньги, но потом получили возможность покрыть свои потери и даже неплохо заработать.

Войдя в еврозону, Латвия таким инструментом пользоваться не сможет. До сих пор она этого не делала, потому что значительная часть населения закредитована в евро в двух шведских банках. Девальвация их разорила бы.

Если бы ваше правительство защищало интересы страны, а не банков, то оно могло бы провести переговоры о реструктуризации долгов, чтобы последствия девальвации были перераспределены между банками и заемщиками: рассрочки, снижение выплат. Банки пошли бы на это, потому что банкротство заемщиков гораздо больнее ударило бы их по карману. Зато девальвация оживила бы экономику и впоследствии помогла бы заемщикам платить по кредитам, а банкам выдавать новые — на развитие.

Латвийское правительство предпочло не заморачиваться, а пойти эстонским путем — отдать суверенитет кому-нибудь. Советский Союз развалился — так давайте отдадим суверенитет Европейскому центральному банку. Нормальное стремление любой бюрократии — снять с себя ответственность.

Почему правительство Латвии не хочет независимости?

— Если присмотреться, то продвижение ЕС в Восточную Европу носило откровенно колониальный характер: корпорации «старой» Европы приходили в постсоветские страны и говорили: «Это мы покупаем по нашей цене, а это закрываем — нам оно не интересно».

Они вводят свои правила, навязывают свои стандарты. Дожили, что литовцы покупают в Белоруссии сметану! Не потому, что она дешевле, а потому, что там нет евростандартов.

Крах латвийской экономики — подтверждение того, что никому из старого европейского бизнеса не нужна конкуренция на внутреннем рынке. Не любят здесь развивать новые территории — создавать производства, рабочие места, — это одна из внутренних проблем ЕС.

То есть развиваться Латвии не дают. Попытка решить проблему нехватки средств путем сброса лишней части населения в охранники и официанты Туманного Альбиона не принесла успеха. Выгнать удалось лишь молодежь. Оставшиеся старики работать не могут, а есть хотят…

В условиях глобального кризиса периодическая девальвация национальной валюты подхлестнула бы местную экономику даже без создания новых производств — она стала бы более конкурентоспособной. Даже в условиях колониального захвата. Это хорошо понимают поляки и чехи, хотя говорят об этом в других терминах. Конечно, это временно обострило бы социальную напряженность, но в Латвии даже особых протестов ждать не приходится: основные протестующие группы уехали.

В общем, введя евро, правительство не просто откажется от экономического суверенитета (подумаешь, жили без него в составе СССР!), но и не оставит шанса для выживания местной экономике.

Почему для покупки Шенгена предпочтут Мальту, а не Латвию?

— Мой прогноз таков: с переходом на евро у вас будет примерно год некоторого оживления за счет упрощения финансовых операций и улучшения европейского имиджа. Возможно, поначалу в страну даже придут некие капиталы. Но на этом все и закончится.

В настоящее время латвийская экономика живет за счет продажи вида на жительство в Шенгенской зоне гражданам Российской федерации и других стран постсоветского пространства. Но этот бизнес не бесконечен. К тому же позиция латвийского руководства все больше пугает людей.

При том, что уличный национализм в Латвии отсутствует, в большинстве случаев с тобой охотно говорят по-русски — но когда человек принимает решение о покупке недвижимости в стране на сотни тысяч евро, он не может не учитывать политический фактор. А когда он читает заявления политических лидеров Латвии, волосы встают дыбом. И он выбирает Мальту, где на него не будут смотреть как на врага и оккупанта.

Так что со временем торговля «видами» будет сходить на нет. А других бизнесов у Латвии нет.

«Суббота» продолжает опрос бывших премьер-министров Латвии о том, что они думают о введении евро.

Главное — получить приглашение

Эйнар Репше, экс-премьер, экс-президент Банка Латвии:

— Исполняя условия введения евро, мы достигнем порядка в латвийской финансовой сфере — уже это окажет позитивное влияние на нашу экономику. Кроме того, если евро будет сильной и стабильной валютой, преимуществ от ее введения будет много. Хорошие и обоснованные цифрами аргументы на эту тему может дать Банк Латвии.

Когда выполним все условия и получим приглашение — тогда можем принимать решение. Отложить вступление, если это будет необходимо в силу каких-то непредвиденных обстоятельств, мы можем всегда, но было бы непростительно опаздывать с выполнением условий вступления и получением приглашения.

Решать не нам — придется платить

Айгар Калвитис, экс-премьер:

— Мы перейдем на валюту, которая курсирует в большинстве европейских стран, — это хорошо. Негативное последствие — мы тоже будем в ответе за стабилизацию зоны евро, в которой сейчас немало проблем. Придется платить. Если евро будет жив, когда мы будем в состоянии выполнить все критерии, то надо, наверное, входить в еврозону. Впрочем, решать не нам, а тем, кто нас принимает в клуб… Вообще-то я не вижу большой разницы, будут у нас латы или евро, — только деньги будут выглядеть несколько по-иному.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *