veteran-01

Хотелось дожить до любви…

• 07.05.2013 • Тема неделиКомментариев (0)751

Во время Великой Отечественной в Советской армии служили более 800 тысяч женщин. Свыше 150 тысяч из них были награждены боевыми орденами и медалями

Нина Михайловна Сотникова знает, что сапёр ошибается только один раз в жизни. Рязанской девочке повезло выжить всем смертям назло, выйти замуж за любимого, родить сыновей и дождаться правнуков. Сегодня Нина Михайловна, которой уже 90 лет, ухаживает за своим 95-летним мужем Александром Сергеевичем, тоже ветераном войны. Скоро 70 лет, как они вместе, два мудрых седых человека, прошедшие войну и лишения, но оставшиеся более лучезарными и светлыми, чем многие из нас нынешних…

Хозяйка маленькой квартирки в доме на краю Болдераи в свои 90 ловко накрывает на стол, наливает чай, пододвигает вазочку с зефиром и без всякого пафоса звонким чистым голосом рассказывает мне о своей фронтовой юности.

— Война, доченька, это очень страшно… Намного страшнее, чем показывают в любом кино. Когда мне в первый раз надо было выходить на боевое разминирование, думала, умру от ужаса: руки тряслись, голова кружилась. Мне 100 граммов спирта налили для храбрости, я выпила и упала. Двое суток проспала — не могли добудиться. Это от дикого ужаса в душе психика не выдержала, а ещё голодно было очень. Ну и выбило меня из строя на двое суток… Спасибо, не наказали, пожалели. Я же в 1942 году попала на Ленинградский фронт — защитникам блокадного Ленинграда давали тогда суп-баланду и 300 граммов хлеба. А мне было всего 18 лет, есть хотелось постоянно. Командир после того случая распорядился выдавать мне конфеты вместо положенного бойцам спирта.

* * *

Нина Михайловна, тогда ещё просто Ниночка, попала на войну по специальному призыву в школу минёров.

— Мы изучали немецкие мины — со всякими подвохами, ловушками, хитрыми устройствами. Тогда я и запомнила на всю жизнь слова старшины-преподавателя: «Сапёр ошибается только один раз в жизни. Запомни это, девонька…»

Нина обезвредила огромное количество мин — она не считала сколько. Чудо, что осталась жива: из 200 девушек её подразделения до Победы дожили только 35.

— В основном мы занимались разминированием дорог для наших танков. Выходили на задание в шинельках (это при минус 30 мороза) и с автоматами. Целый день в снегу. Ползли цепочкой, в двух метрах друг от дружки. В руках — тяжеленные миноискатели. Когда раздавался тревожный писк (иногда Нина Михайловна и сегодня слышит этот протяжный звук во сне. — Л. В.), начиналось самое трудное. Скидывали варежки и голыми руками (чтобы лучше чувствовать), разгребали снег вокруг затаившейся мины. Одно неверное движение — и смерть.

Самые опасные мины — противотанковые и ещё так называемые прыгающие. Осколки от них разлетались на три метра. Если минёр ошибся — не оставалось даже мокрого места. Меня однажды контузило (взрывная волна отбросила в сторону), когда рядом взорвалась такая ужасная мина, на которой погибла наша девушка.

veteran-06

* * *

Самая дорогая награда для Нины Михайловны (медали и ордена ветерана войны скромно лежат в старенькой деревянной коробочке) — за освобождение Ленинграда.

— Мечтали ли мы, девчонки, о любви? — переспрашивает меня Нина Михайловна. — Скажу о себе: я так выматывалась на минных полях, что едва доползала до палатки. Губы мы не красили, брови не рисовали. Сил хватало лишь на то, чтобы постирать бельё… Мы хотели одного — дожить до этой самой любви. Мечтали остаться не покалеченными, не изуродованными. Половина девочек лишились зрения, ног и рук — мы же по минам ползали.

…Под Петергофом установлен скромный памятник: на граните металлический барельеф с изображением воина с миноискателем. Это братская могила сапёров, погибших при разминировании Петродворца.

— Петергофский парк был весь начинён минами. Вместо знаменитых фонтанов Петергоф тогда «украшали» противотанковые завалы, рвы, блиндажи. Когда уже после реставрации я приехала туда и смотрела на фонтаны и позолоченные скульптуры, просто не верилось, что всё это реальность. За каждый метр этого парка отдана жизнь минёра. Земля вокруг дворца щедро полита кровью наших девочек-сапёров. Было обезврежено 20 тысяч мин.

veteran-07

* * *

После войны Нина Михайловна встретила высокого красивого парня — командира взвода Александра Сотникова. Потанцевали в клубе, посмотрели друг другу в глаза… и разъехались в разные стороны.

— Меня демобилизовали, и я вернулась в Рязань. Двое моих братьев погибли на фронте, а я вот живая к маме пришла. А потом как снег на голову нагрянул в наш дом Саша. Вскоре мы сыграли свадьбу. Такое счастье мне выпало — стать женой прекрасного человека, с которым семь десятилетий прожила! В Ригу Нина Михайловна приехала вслед за мужем, которого направили сюда работать на железную дорогу. Жили Сотниковы в многонаселённой коммуналке, которая после военного быта казалась раем.

— Одного сыночка мы молодым похоронили, второй жив-здоров. Внученьки у нас — Милена и Алина, всё слава богу. Лишь бы не было войны. Страшнее ничего нет на свете.

Добавить к этому что-то сложно, да и не нужно. Низкий вам поклон, ветераны Великой Отечественной.

Людмила ВЕВЕРЕ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *