efremov_01

Хорошие

• 04.07.2013 • СценаКомментариев (0)741

11 июля в к/з «Дзинтари» пройдёт выездная сессия популярного российского проекта «Господин хороший». Острая политическая сатира на современную действительность.

В главных ролях:

  • актёр Михаил Ефремов,
  • писатель Дмитрий Быков,
  • журналист Андрей Васильев.

«Господин хороший» — продолжение другого популярного теле- и интернет-проекта от того же трио соавторов «Гражданин поэт», который каждым своим выходом вызывал миллионные шквалы заходов в Интернет. Как и было обещано, «Гражданин» планово скончался после президентских выборов в России 5 марта 2012 года — в годовщину смерти Сталина. Что не помешало звёздной троице ещё полгода гастролировать с похоронами и поминками «Гражданина».

Этой весной на обломках гражданского сознания родился «Господин». По многочисленным заявками зрителей и поклонников. Если раньше Дмитрий Быков и Михаил Ефремов стилизовали свои сатирические опусы под стихи русских и советских классиков, в чьих образах Михаил Олегович выходил на сцену, то теперь берут жанровым разнообразием — от христарадных песен-попрошаек и аморалей до антинародных частушек и ..ля-мажорных песнопений.

Подробнее о проекте, своей гражданско-господинской позиции и о том, чего ждать латвийским зрителям от гастролей, «Субботе» рассказал продюсер и соавтор «Господина хорошего», бывший главред влиятельной российской газеты «Коммерсантъ» Андрей Васильев.

efremov_10

Аморальные, антинародные и ..ля-мажорные

— Чем же «Гражданин» отличается от «Господина»? И вообще, зачем понадобилась смена такого успешного и наработанного бренда?

— Дело в том, что у нас кончились… поэты. Не то чтобы их у нас так мало, просто для широкой аудитории надо было брать самые попсовые вирши из списка вбитого в головы наших людей молотками Минкульта набора поэтических хитов.

К примеру, народ может толком не знать, кто написал «Дядю Стёпу» — Михалков или Барто, — но самого-то «Дядю» слышали наверняка. Из всей поэзии нобелевского лауреата Бродского широкой публике известно лишь одно — «Письма римскому другу»: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в провинции у моря…» Из Пушкина можно брать почти всё, но нельзя же всё время паразитировать на нашем всём?!

В общем, примерно за год мы с классиками покончили и взялись разнообразить жанры. Тем более что за этот год у нас свой классик вырос — Дмитрий Быков. Жанры придумали свои.

Скажем, жанр «Христарадина» — песнь попрошайки в подземном переходе из серии «сами мы не местные». Жанр «антинарод» — манифест антинародных героев. Устами Ленина, Обамы, Уго Чавеса и прочих сообщается, что народ, по их мнению, — г…но. Жанр «амораль» — это басня, только в нормальной басне есть мораль. Жанр «..ля-мажор» — бандитский шансон или что-то из ресторанного репертуара. Иногда возвращаемся к формату «Гражданина поэта», если что-то классическое подвернётся.

Привлекаем к исполнению и написанию дополнительные силы: певцов, поэтов, художников, актёров. Например, у нас есть песня в жанре «ломки» от известного рэппера Васи Обломова или стихи с анимацией в жанре «нарисучка» от поэта Орлуши.

Берём шесть главных событий недели и к понедельнику создаём свою итоговую программу, вроде парфёновских «Намедни». Выдаём её мы в прямом эфире телеканала «Дождь» и обсуждаем события с гостями студии. Получается такая публицистика с украшаловкой.

efremov_03

— Зачем было входить в ту же реку второй раз?

— По запросам публики. Похоронив «Гражданина», мы получили заявки на продолжение нашей творческой деятельности, но изначально опробовали новый формат на публике. Сделали несколько концертов для Москвы и Питера.

Называлось это мероприятие «родовые схватки». Мол, когда женщина тужится, у неё ребёнок получается, а когда тужится мужчина — совсем другой продукт может оказаться. Вот вы, дорогие зрители, и решите, насколько вам такой продукт нравится. Всё прошло клёво — в прямой трансляции в Интернете при минимальной рекламе наш концерт посмотрели 179 тысяч человек. Плюнь мне в лицо, если это не показатель!

— Кто для вас герои? И что для вас — тема?

— Когда в «Гражданине поэте» мы делали одну новость в неделю, то у нас больше половины номеров были посвящены либо Путину, либо Медведеву. Когда новостей стало шесть — это было бы скучно. Сейчас появляется всё больше новых героев: то Депардье круто выступит, то какие-нибудь депутаты прославятся, то любовница министра обороны всплывёт… А темы — любые, которые имеют общественную значимость: от запрета на курение до оптимистичного опроса общественного мнения.

— А из нероссийских деятелей кто для вас герой?

— В основном те, кто помрёт. К примеру, когда умер Папа Римский, мы взяли песню группы «Моральный кодекс» «До свиданья, мама!», переделали в «До свиданья, Папа!», а Миша с Мазаем (Сергеем Мазаевым. — Прим. ред.) её исполнили.

Вот не стало Уго Чавеса или Усамы бен Ладена — для нас это милое дело. Скажем, когда умер Березовский — Быков переделал предсмертный стих Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья» на строки от лица Путина: «До свиданья, враг мой, до свиданья, милый мой — ты у меня вот тут»…

— Кстати, вы долгое время работали с Березовским и хорошо его знали. По-вашему, такая версия его смерти, как повешение, реальна?

— Вполне. За четыре дня до этого он решил соскочить с антидепрессантов, а это страшная вещь.

efremov_02

Если не Путин, то кто?

— Латвийские русские в большинстве своём Путина любят, а местные российские граждане единогласно голосуют за него…

— Но это всё следствие пропаганды. Впрочем, когда я из Латвии смотрю по ТВ новости про Россию, я вполне благожелательно над этим посмеиваюсь, в то время как в Москве меня от них тошнит.

Все действия нашей власти — они как будто проплачены оппозицией. Еженедельно штук по пять-шесть глупостей совершают! Так что нам всегда есть над чем веселиться. В «Гражданине поэте» у нас даже были строчки: «Я не люблю поэта с гражданином за их еженедельное кино, они с подачи Путина даны нам, а то бы их прикрыли бы давно».

Отдельное спасибо им за сюжет про кукурузу — когда Путин и Медведев отправились любоваться урожаем. Это был мегахит, собравший больше четырёх миллионов заходов. Что равносильно телевидению. А на весь проект «Гражданин поэт» было больше 40 миллионов заходов. При том, что больше половины сюжетов — про двух героев. И кого за это благодарить?

— Но ведь никакой альтернативы этим героям нет. Почему оппозиция сдулась, ничего не выродив?

— Политик — это публичная история. Я хорошо помню, как в одночасье политиком и весомым лидером стал генерал Лебедь. У него взяли интервью по Центральному каналу, и наутро он проснулся знаменитым.

В своём подвале ты политикой не займёшься — тебе нужно привлекать людей. В большинстве стран есть законы, которые помогают человеку застолбить свою позицию в центральной прессе, — у нас этого нет. На 70 процентах необъятных просторов России антенна берёт всего один канал — Первый или РТР. И что видит весь российский народ?

Нельзя быть чемпионом мира по фигурному катанию, если в твоей стране нет системы детских школ, где детей учат кататься на коньках. Политик должен иметь возможность для роста, дискуссий, дебатов — трибуны… Для его появления питательная среда должна быть. А у нас всё стерильно.

Тот же Навальный. На мой взгляд, потенциал у него есть. Но какой из него политик? Ему дай бог отбиться, чтобы не посадили по совершенно идиотскому делу.

— Все лозунги Навального и оппозиции были в контексте «против». И нигде не звучала созидательная программы развития России…

— Спросите у него, возможно, такая программа у него была, только до этого дело не дошло. А что, у Путина есть программа? Помнится, была «Стратегия развития России до 2020 года» — из каждого утюга её вещали. А теперь забыли.

Если честно, я вообще не заметил, чтобы Путин что-то позитивное сделал за годы своего правления! Единственный позитив он совершил на заре своей власти — ввёл плоскую шкалу подоходного налога: всем по 13 процентов, независимо от величины заработка. И регрессивный соцналог: чем больше ты платишь соцналог за своих рабочих — тем меньше сам. Кстати, после этого собираемость налогов резко поднялась! Причём хоть это и было сделано при Путине, но готовилось до него.

Путин получил в подарок готовенькую страну. Собирались налоги, был налажен нефтяной и газовый сектор — потекли деньги… Ходорковский и Потанин «задаром» получили предприятия, которые должны были государству кучу денег, а рабочие год не получали зарплаты. И именно проклятые ныне олигархи выплатили долги государству и рабочим, а также взяли под опеку местных врачей, учителей и т. д. Но пропаганда выставляет их какими-то кровопийцами.

И даже бандитизм того времени был детским лепетом по сравнению с узаконенным беспределом сегодня. Главное, люди начали понимать: если хочешь кушать — надо что-то делать. А теперь опять все говорят: дай, дай, дай…

Купаясь в бабле, Путин так и не сделал нормальную пенсионную реформу. Зато взялся за организацию зимней Олимпиады в тропиках и саммита АТЭС в Тихом океане вбухали миллиарды в никому не нужный остров Русский и мост, который тут же развалился… Попробуйте, переубедите меня, если я не прав!

efremov_04

— Художник, актёр и режиссёр Александр Адабашьян, недавно побывавший в Риге, сказал про россиян, которые покупают недвижимость и вид на жительство в Латвии, что на «запасной аэродром» обычно садятся, когда не дотягивают до основного или случилась поломка…

— Жил в Париже художник Гоген, и был он никому не нужен. Любящий братик пытался пристроить его работы в какие-то галереи, но безуспешно. А потом Гоген уехал на Таити и стал там великим художником. И какая у него родина? Родина — это там, где ты продуктивен.

А версия «запасного аэродрома» — это наследие советских времён, с которых осталось понятие «за рубежом». Какой рубеж? Я, например, гражданин мира и плевал на все рубежи! Хочу — живу в Латвии, зимую в Испании, а день рождения друга праздную в Москве…

— Ну какая-то родина человеку нужна, своё место на карте?

— Если мне и нужна родина, в чём я сомневаюсь, то уж не Россия — в ней слишком некомфортно жить. Если честно, я вообще не уверен, что эта страна как геополитическое образование имеет право на существование. Она всю жизнь держалась на пушках. Тот же Дальний Восток уже давно ориентирован на Японию. Там даже в обменных пунктах рубль и иена. Вполне крепкий регион — зачем ему Москва? И зачем нам Северный Кавказ?

Можно не замечать, что всё трещит по швам, и твердить: мы великая страна. Но почему великая? Потому что большая? Тогда почему в Финляндии, которая маленькая и проиграла войну, все живут прекрасно, а в великой России — нет? Может, размер — это не то, чем надо гордиться, особенно если он мешает нам жить? На мой взгляд, идеальный размер для России — до Золотого кольца. Такое княжество Московское. И не надо скреплять братскими узами эстонцев с таджиками — у них нет ничего общего!

Впрочем, именно благодаря нынешней России у нас всегда есть над чем посмеяться.

— Вы ставите какие-то временные рамки для своего проекта?

— Пока — до 1 апреля. Контракт у нас такой. А там посмотрим.

— Сами-то вы кто? Граждане или господа?

— Мы — хорошие.

efremov_07

Чего ждать от «Господина» в Латвии

— Латвия хоть раз подбрасывала вам тему? Попадала в поле вашего зрения?

— Нет. Я вообще навскидку назвал бы лишь две новости про Латвию, которые имели большой резонанс в России. Это когда народ вышел на Домскую площадь и пошёл громить Сейм, и крах банка Parex. В Москве про эти события шли первые полосы «Коммерсанта». Но всё это случились раньше, чем начался «Господин хороший», а стало быть, это не новость.

— Так чего нам ждать от концерта в Латвии?

— Непременно обработаем какую-нибудь свежую местную новость. Будут и экспромты от Дмитрия Быкова на новости, поданные из зала. Он их сочиняет прямо во время концерта. Он же высочайшего класса графоман. Кстати, мегапопулярный выпуск «Гражданина поэта» «Путин и мужик» именно в экспромте родился — в Краснодаре во время концерта.

Конечно, зрители увидят и хиты «Гражданина поэта» — из серии вечных. Например, «20 лет, ни хрена нет». За границей всегда хорошо идёт Бродский: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в другой империи, как Бродский».

efremov_08

Михаил Ефремов: чем гражданин отличается от господина?

— Всё очень просто: для гражданина самое главное — гражданское общество. А для господина… крепостные.

— А вы кто?

— Кто из нас господин, кто гражданин, а кто — бесправные крепостные, это каждый выбирает для себя сам. Для меня отвечать на подобные вопросы — это значит превращать нашу затею в слишком серьёзное мероприятие, которым она ни в коем случае не является.

Как говорит Андрей Васильев, я политическое животное. Мне интересно время от времени смотреть новости. А в этом проекте я выражаю своё личностное отношение к происходящему вокруг паноптикуму по принципу «вечером в газете — утром в куплете».

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *