«Через 25 лет все будут ходить в трениках и куртках»

• 10.06.2015 • Калейдоскоп, МодаКомментариев (0)1578

Каждый приезд в Ригу Александра Васильева производит переполох среди журналистской братии. К знаменитому историку моды, коллекционеру, автору 28 книг, ведущему суперпопулярного «Модного приговора» на Первом канале сразу выстраивается очередь на интервью. И можно быть уверенным, что мэтр никому не откажет.

Васильев неутомим: за один день он успевает выступить на радио, телевидении, дать пять интервью печатным изданиям, прогуляться по антикварным магазинам и подготовиться к лекции «Женщины в моей жизни», с которой ему выступать следующим утром в Юрмале.
В общении гость обходителен, остроумен, одаряет собеседников лучезарными улыбками, охотно снимает с ними селфи, щедр на комплименты и сам принимает их с искренней благодарностью. В соломенном цилиндре, с бутоньеркой из фиалок (в таком экстравагантном виде он гулял по Риге) и неизменном шарфе Васильев выглядит богемно, но излучает такой позитив, что не подпасть под его обаяние невозможно.
Поводом для визита Александра Васильева в Ригу стала его предстоящая выставка «Приглашение на бал». Она откроется в Музее декоративного искусства в июле и расскажет о столетии бальной моды — с 1915 по 2015 год.
Нет сомнений, что это будет яркое зрелище. Но Васильев приготовил для рижан что-то и вовсе фантастическое: в августе мы увидим его грандиозное театрализованное шоу «Магия моды». Это будет какая-то невиданная феерия — симбиоз музыки, светового шоу, балета, дефиле и цирка. Причём интрига будет закручена вокруг… кровати.
«Субботе» гость рассказал, что в его коллекции — 50 тысяч аутентичных исторических туалетов. Он собирает их по всему миру вот уже 40 лет. Сейчас эти уникальные артефакты хранятся в Литве, в Национальном музее декоративного искусства. Наши соседи планируют построить музей моды Александра Васильева, где будет проходить перманентная выставка разных его коллекций. Как мы знаем, прекрасная возможность заполучить такой музей была у Риги, но наши чиновники не проявили интереса. В России, по словам Васильева, к этой идее тоже отнеслись равнодушно — несмотря на бешеный успех грандиозных выставок, которые коллекционер устраивает на разных площадках: в музее Москвы, Царицыно, Гостином дворе… Только в ГУМе на его выставки приходят 20 тысяч человек в день! По мнению Васильева, наличие такого сокровища в частных руках вызывает огромную зависть у чиновников от культуры, которые привыкли приписывать заслуги себе, а здесь пришлось бы отдать лавры частному лицу. «Они для проформы открыли Музей моды в Гостином дворе, где нет коллекций, там временно работал художественным директором Валентин Юдашкин, но ушёл оттуда. И теперь музей моды возглавляет директор Художественного музея им. Тропинина. Это странно. Но я желаю им успеха», — не без горечи говорит наш собеседник.
Александр Васильев с радостью привозит свои коллекции в Латвию и не может пожаловаться на низкую посещаемость. «Приглашение к балу» — уже седьмая по счёту его выставка в Риге.

О рижском стиле

— У Латвии был опыт прозападной моды в межвоенный период. Поэтому и в советское время у вас были свой рижский стиль, хороший дом моделей, журнал «Ригас модес». Здесь люди всегда одевались элегантнее, чем в других республиках. А сейчас Латвия очень открыта, молодые люди уезжают на заработки и на учёбу в Англию, в Ирландию, Швецию, Германию и приносят с собой стиль жизни. Что мне нравится в Литве, Латвии, Эстонии: эти три республики полностью отделались от всякого налёта советчины. Вот я не вижу здесь ни на улицах, ни в транспорте, ни в одежде людей, ни в их разговорах какого-то атавизма, который напоминал бы мне, что это бывший СССР. Это потрясает.

О «Новой волне»

— Меня, честно говоря, удивили эти разговоры насчёт «Новой волны»: как же бедная Латвия теперь без неё справится? Это идиотизм! Я вижу по афишам, что все артисты «Новой волны» приезжают сюда, только не скопом, а с сольными концертами. Гастроли продолжаются и будут продолжаться.
— Но владельцы магазинов и бутиков говорят о серьёзном падении оборотов…
— Это зависит от другого. Президент России своим указом запретил военнослужащим и сотрудникам министерства иностранных дел и не рекомендовал всем чиновникам выезжать за границу. Чиновники опасаются гнева государя и не едут в Латвию.

О будущем моды

— Спортивный стиль и унисекс в конце концов убьют элегантность?
— Это правда. Будущее моды — стиль спорт-шик. Думаю, в течение следующих 25 лет, если не будет третьей мировой войны, мы все будем одеваться в трикотажные тренировочные брюки с лампасами, куртки-бомберы с молнией посередине, унисексуальные: совершенно одинакового покроя для мужчин и женщин, только с разными принтами — скажем, цветочки для женщин и автомобили для мужчин.
— То есть деградация вкуса и стиля неизбежна?
— Неизбежна. Но мы сейчас вообще на волне деградации. Новый век себя ещё не показал в моде, он показал себя только в пластических операциях, во всевозможных имплантатах. А одеты мы все как в XX веке. Мы очень старомодны. А молодёжь хочет нового.

О «Модном приговоре»

— Женщины, которых у вас переодевают стилисты, потом в жизни меняют свой стиль? Носят ли они все эти прекрасные комплекты?
— Мы не знаем. Мы же не отслеживаем, как они одеваются. Но время от времени, когда мы делаем юбилейные программы, мы приглашаем наших прежних героинь. И у некоторых из них после «Модного приговора» изменилась судьба.
— А есть процент неудач на «Модном приговоре»?
— Естественно, есть. У нас много стилистов: шесть групп по два человека. И потом, многое зависит от строптивости женщины, есть такие, что отказываются наотрез что-то носить. Не надену я жёлтое, и всё! Но за кадром ничего не остаётся.
— На экране женщина преображается за минуты, а в реальности процесс сколько занимает?
— Это тайна съёмок, которую я не имею права раскрывать. Но это дело долгое.
— Сложилось стойкое представление об особой элегантности француженок. В них действительно есть особая тайна?
— Этой тайны нет. Она ушла вместе с XX веком. Романтичный образ парижанки привит нам с детства: в шляпке, вуальке, в горжетке, на каблучках. Это образ 30-х годов, и его больше нет. Но что бы теперь француженка ни надела, она нам кажется элегантной. На самом деле парижанки очень плохо одеваются. Потому что Париж переполнен мусульманами, и женщине привлекать к себе внимание небезопасно.
— Европа стареет, но где возрастная мода?
— Безусловно, она существует, но в журналах и на подиумах её действительно нет. Вы должны смотреть на других людей и брать с них пример.
— У вас есть любимые и нелюбимые модельеры?
— Конечно! В России это Кирилл Гасилин, очень талантливый и очень перспективный дизайнер. Он делает женщину очень достойной. Никогда не вульгарной, но всегда стильной — до 87 лет.
А меньше мне нравятся те, кто любит много позолоты, мишуры. Их тоже немало. Roberto Cavalli — один из них.
— Каково соотношение роскоши и вкуса в российском классе очень богатых людей?
— Соотношение не очень хорошее. Большинство этих людей провинциалы, вышедшие из низов общества. Но с комсомольской закалкой. Бывшие комсомольские работники, которые в своё время приватизировали завод, рудник, нефтяную скважину. И у многих из них, не скрою, бандитское прошлое — в 90-е годы они стреляли соперников. И их выбор женщин катастрофичен. Им всегда нравятся королевы красоты: длинноногие, с большой грудью, пышными губами и узкой талией — модели, которые обрели новую профессию благодаря их деньгам. Как правило, жёны очень богатых людей становятся либо стилистами моды, либо дизайнерами интерьеров, либо галеристками, либо дизайнерами ландшафтов. Это то, что сейчас популярно в России. Богатому человеку очень нравится, что его жена — а это, как правило, уже вторая или третья супруга — в свои 25 лет открыла дом моделей или салон красоты. Это престижно. Дальше они этим наигрываются в течение двух лет и быстро закрывают или продают бизнес, потому что это работа, а не просто гламур. Если это дом моделей, недостаточно просто поставить модное кресло, обить стены изящной материей и красиво фотографироваться. Это нечто большее. И, конечно, все эти начинания лопаются как мыльные пузыри.
Как они одеваются? По-разному. Многие живут в Монте-Карло и Лондоне и со временем мимикрируют под западный мир. А некоторые продолжают жить в Тюмени или Нефтеюганске. Они громко разговаривают, носят кричащие украшения и стремятся поражать всех своим богатством. Я читал о некоем губернаторе, который приобрёл «мерседес», украшенный стразами. Это декларация китча.
— Но к вам же на мастер-классы приходят богатые женщины. Кто они?
— Я же не спрашиваю у них паспорт. Билеты страшно дороги, они сидят в первых рядах с сумками самых известных брендов — хотят, чтобы я их оценил.
Но есть такие фанатки, которые ездили с моей выездной школой 22 раза. Значит, им интересно ходить со мной в музеи, выставочные залы…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *