Неудобные вопросы про беженцев

• 14.09.2015 • Актуально, Тема неделиКомментариев (0)446

Я люблю детей и глубоко переживаю боль любого ребёнка. Мне очень жалко утонувшего сирийского мальчика Айлана Курди, фото которого было растиражировано всеми мировыми СМИ. Но когда дальше я вижу гневные упрёки: мол, это вы все, европейцы (в том числе и я), виновны в смерти этого маленького беженца, — мне хочется сказать этим псевдотолерантным демократам: «Очнитесь! Кризис беженцев в Европе возник не вчера». И если прогрессивное мировое сообщество за много лет так и не смогло его решить, то страдают все: и беженцы, и европейцы, сотни людей, для которых Средиземное море уже стало братской могилой. А ещё мне хочется задать несколько простых вопросов.

* Кто действительно виновен в смерти ребёнка?

Отец маленького погибшего Айлана (кроме него погибли его мать и старший брат) рыдает на камеру: «Мы хотели мирной жизни, мы бежали от войны, а нашли смерть в море в десятке километров от свободы. Мне больше ничего не надо!» Он рассказывает, что сел на небольшую лодку, будучи уже в Турции. Вместе с ним в лодке были 12 человек, и ею управляли два контрабандиста. Там люди чувствовали себя как сельди в бочке. Отец спросил контрабандиста: может, им лучше не садиться? Тот заверил, что всё в порядке. Но начался шторм, лодку перевернуло. Турецкой спасательной команде удалось спасти несколько человек, которые были на борту. Остальные погибли.
Мужчина на Востоке — глава семьи. Он отвечает за здоровье и жизнь детей и жены. Его слово — решающее. Так кто ещё кроме отца виноват в смерти Айлана и его брата? Только он виноват в том, что, засомневавшись в качестве лодки, всё же рискнул жизнью своей семьи. В том, что на детях не было спасательных жилетов. В том, что они вообще согласились на этот смертельный переход. Ведь эти люди бежали уже с мирной территории, где не было войны и бомбёжек. Война в Сирии идёт уже четыре года, и маленькому Айлану было всего три. Но умер он не в Сирии, а на мирной территории. Отсюда следующий вопрос.

* Беженцы или экономические иммигранты?

Яркие кадры сюжета по ТВ: толпы разъярённых мужчин 20-40 лет на вокзале Бухареста штурмуют вагоны, которые должны отправляться в Германию. Но Германия временно не принимает поездов. Толпа в ярости. Ногами сбрасывают на рельсы принесённые полицейскими бутылки с питьевой водой и делают неприличные жесты. «Нам обещали радушный приём, и где он?!» — кричит в камеру араб лет 30. Его спрашивают: «А почему вы не хотите остаться в Венгрии? Здесь же нет войны? Зачем вам именно Германия?» Он криво улыбается: «Я жил тут два дня, и что? Еда — дерьмо, сигареты тоже!» Вот это — беженцы, которые ищут спасения от войны и которым не нравится вкус венгерских сигарет? Не смешно.
Где среди них женщины и дети? Где измученные войной лица? Я вижу толпы наглых мужчин, которые, прикрываясь телами своих детей, готовы на откровенный шантаж.
Уже отмечены многочисленные акции протеста мигрантов, возмущённых тем, что ранее попавшие в Германию «друзья и знакомые» получают от 1600 до 1800 евро пособия в месяц, а им сейчас оформили только 1200-1300. Требуют справедливости. Мол, платите нам столько же!
Следующие кадры другого сюжета: палаточный лагерь сирийских беженцев в Ливане. Примерно 80 процентов — женщины и дети. Мать обнимает своих маленьких детей и плачет. Говорит, что счастлива, что её дети живы. Мечтает, чтобы закончилась война и она вернулась домой. Она не стала рисковать жизнью своих детей и плыть в дырявой лодке в сытую Европу. Так кто их них действительно беженец?

* Почему арабский мир не помогает своим братьям по несчастью?

Здесь стоит оговориться. Есть страны, которые помогают. Например, маленький Ливан, где проживают около четырёх миллионов человек, приютил свыше миллиона беженцев из Сирии. Построил для них приграничные лагеря и содержит как может. Однако вполне благополучные страны вроде Кувейта, Катара, ОАЭ, Омана и Бахрейна не приняли ни одного беженца из Сирии. Отчего же страны, объединённые с Сирией одной религией и ментальностью, не готовы принимать никакого участия в помощи мигрантам, учитывая огромные ресурсы и высокий уровень жизни в этих государствах? Где же исламское братство?
Впрочем, и сами беженцы не рвутся в те же ОАЭ. Ну хотя бы потому, что за вождение в состоянии алкогольного опьянения в этой стране — смертная казнь, торговлю наркотиками — смертная казнь, воровство — смертная казнь, преступления на основе сексуального насилия, как вы уже, наверное, сами догадались, — смертная казнь. В Европе в этом плане для беженцев пятизвёздочный курорт. Не будем говорить об уровне преступности среди иммигрантов с Ближнего Востока и из Северной Африки в той же Швеции. Каждое пятое преступление на сексуальной почве совершает темнокожий беженец, а в Израиле насилуют даже старушек 70 лет.

* Почему фото мальчика появилось именно сейчас?

Вот она, европейская демократия! — кричит с обложки европейской газеты комментатор, пишущий о трагедии с маленьким Айланом. Фото мальчика превращается в карикатуру, где на море — колючая проволока, отделяющая Европу от остального мира. Ребята, а с чего вдруг такой запал? Более 2600 человек погибли, пытаясь пересечь Средиземное море и добраться до Европы, только в этом году. Средиземноморье стало самым смертельным районом для мигрантов. Несколькими днями раньше в Венгрии полиция обнаружила в закрытом фургоне 59 задохнувшихся человек, из которых четыре ребёнка. И ни одного фото.
Случайно или нет, но именно американское новостное агентство первым выпустило эту фотографию. Она быстро облетела мировые СМИ, которые вышли с заголовками «Выброшенный на берег гуманизм». Всё это странным образом совпало с моментом, когда Европа начала сдерживающие мероприятия по приёму беженцев. Очевидно, эти закрывающиеся двери были кому-то невыгодны. И в первую очередь — США, которые на кризис беженцев отреагировали очень спокойно. «Европа найдёт мудрые решения», — заявил пресс-секретарь Белого дома. И даже ноль намёка на то, что США, которые прямо причастны к войне в Сирии, тоже было бы неплохо протянуть руку помощи людям, бегущим от этой войны.
Не забудем также о цифрах. В течение этого года в Грецию и Италию попали около 300 тыс. нелегалов. В перспективе будет 800 тыс. Если учесть, что стоимость переправки в среднем стоит 5-13 тысяч евро, контрабанда людьми генерирует подпольному бизнесу не менее 8-10 млрд. долларов в год. Эти обороты сопоставимы с торговлей наркотиками, так что не будем сомневаться, что это просто кому-то выгодно.

* Что будет с Европой и с нами?

Европейская лодка нагружена событиями прошлого, встречами многих людей, знаниями и цивилизационным прогрессом. Европа распространилась на значительную часть мира, перекроила его и возглавила. Но сейчас Европа не знает, просто понятия не имеет, как решить кризис беженцев.
Понятно, что этих людей уже нельзя отправить обратно, их надо принимать. Это сотни тысяч беженцев, которые приехали в Европу только в этом году. В 2014 году в ФРГ прибыли около 200 тыс. мигрантов. Теперь Германия готовится принять до 800 тыс. беженцев. В июле власти Германии рассчитывали выделить 5,6 млрд. евро, чтобы принять 450 тыс. беженцев. Этим будет заниматься и Латвия — к нам направят около 2500 беженцев. Их надо накормить и разместить. Обеспечить работой. При том, что в Латвии есть безработица. Раньше этих людей сдерживал «кровавый режим Каддафи», а сейчас африканский поток беженцев может снести Европу.
Но главное не это. В понедельник уже просочилась информация, что под видом беженцев в Европу прорвались около 4000 боевиков «Исламского государства». На волне гуманизма Европа обречена на импорт джихада. Достаточно взглянуть на кадры воинственной молодёжи, которая с криками «Аллах акбар!» переворачивает автобусы во Франции. И эти люди не будут работать. Очевидно, что они едут жить на пособие. Они готовы более-менее сносно себя вести, пока им это пособие платят. А если что не так — перевёрнутые машины и перекошенные от ярости лица. Хватит ли у Европы денег, чтобы сдерживать это недовольство? А если нет, то что будет дальше? Уже сейчас доля иммигрантов в ЕС составляет более 15 процентов, а в Германии и Франции приближается к 20 процентам. При таких цифрах люди начинают вариться в собственном соку. Опыт показывает, что такого притока миграции не смогла пережить ни одна нация мира. Выплывет ли на сей раз эта лодка?

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *