Физик, ушедший в лирики

• 06.08.2017 • ПерсонаКомментариев (0)34

Сергей НИКИТИН: «Наша публика осталась нам верна!»

Татьяна и Сергей НИКИТИНЫ — это не просто известные музыканты и исполнители бардовской песни. С их творчеством связаны самые теплые воспоминания о нашей студенческой молодости, палатках и кострах до неба.

Под их песни мы взрослели. Влюблялись. Растили детей, напевая им на ночь вместо колыбельной никитинские песенки про грустного пони и про золотую Бричмуллу.

Елена СМЕХОВА

На этой неделе знаменитый дуэт выступил в концертном зале «Дзинтари» в рамках программы Jūras Pērle. Татьяна и Сергей НИКИТИНЫ вышли на сцену… и время словно повернулось вспять! Зал подпевал и горячо аплодировал любимым артистам.

Каждый зритель, пришедший на концерт, чувствовал себя на несколько десятков лет моложе. Звучали старые, до боли знакомые песни, и горло перехватывало по-прежнему…

«СУББОТА» встретилась с Сергеем Яковлевичем, чтобы поговорить об авторской песне, физике, лирике и просто за жизнь.

Однажды на Физтехе

— Сергей Яковлевич, давно ли вы были у нас в Латвии?

— Очень давно. Последний раз мы приезжали сюда с Таней еще в советское время. С тех пор как-то не доводилось. Но все эти годы в нас жили воспоминания о Меллужи, где мы когда-то отдыхали много летних сезонов, о красивейшем рыбацком поселке Саулкрасты, где так легко дышится, о Домском соборе, в который ходили на концерты…

— Как в вас уживаются два таких разных и безумно интересных мира — лирика и физика?

— Вполне мирно уживаются. (Улыбается.) В этом году нашему с Таней дуэту исполняется 50 лет. И все это время нам удавалось благополучно совмещать один мир с другим. Они оба развивались параллельно…

— А все-таки что было сначала в вашей жизни — физика или гитара?

— Гитару я взял в руки, еще будучи семиклассником. Научился играть сам. Друзья мне показали пять аккордов — и пошло. А насчет физики… В школе у меня не было проблемы выбора профессии. Физиков в ту пору любили, уважали. Быть физиком было очень престижно. Достаточно вспомнить «Девять дней одного года» (в 60-е годы XX века культовый фильм Михаила РОММА, сюжет которого был основан на реальных событиях из жизни физиков-ядерщиков. — Авт.). Это были наши кумиры, наши герои…

50 лет вместе

— Как сложился ваш дуэт с Татьяной?

— Мы вместе учились на физическом факультете МГУ. Встретились в агитбригаде. Те, кто постарше, помнят, что это такое. Я еще на первом курсе организовал мужской квартет, а Таня пела в вокальном квинтете. Потом квинтеты-квартеты как-то само собой отпали, и появился наш дуэт…

— Скажите, а для чего физику петь? Зачем вообще, по-вашему, люди поют?

— Мне кажется, что пение — это высшее проявление человеческой души. А авторская песня — кратчайший и наиболее эффективный способ найти путь от души к душе, от сердца к сердцу. Это такой способ коммуникации в высших сферах. Человек может говорить много правильных красивых слов, но когда он запоет, очень быстро становится ясно, какой он и что у него внутри…

— Как сочиняются песни? Какое состояние души для этого необходимо?

— Все песни пишутся по-разному: одни долго и мучительно, другие — легко и быстро. Мне, например, прекрасно сочиняется на рыбалке. Обожаю ее с детства. Причем рыбачить люблю один, без компании. Для меня это уникальный способ уединения и общения с природой. Можно петь, свистеть, сочинять… И все прекрасно получается!..

— Вашему дуэту с Татьяной 50 лет. За это время сменилось поколение, изменились вкусы и предпочтения зрителей. Сегодняшней молодежи, к сожалению, ближе не бардовская песня, а рэп…

— Почему «к сожалению»? У каждого поколения свои песни и свои кумиры, что абсолютно нормально. Если рэп талантливый и содержательный, то что в нем плохого? Это просто другой язык…

Время костров и палаток

— Кто сегодня ваши слушатели?

— У нас по-прежнему очень широкая аудитория — от трех до 83 лет. (Смеется.) Основная наша публика осталась нам верна. И география наших выступлений достаточно обширна: от Лондона, Москвы и Питера до Камчатки, от Нью-Йорка до Калифорнии и Израиля…

— Но ведь время костров и палаток давно прошло…

— Позвольте с вами не согласиться! В Америке и Канаде сегодня проводится 12 фестивалей авторской песни. С палатками, кострами. Там звучат русский язык, авторская песня: Визбор, Окуджава, Высоцкий. Там играют в КВН. Например, очень известна сборная Гарварда, в составе которой русские студенты. Все ценности и культура сохранены! И это не удивительно, потому что наши люди, где бы они ни жили — в Америке, Европе, Австралии, — берут русский язык и русскую культуру с собой.

Когда мы едем на гастроли, то встречаем русскоязычную публику во всех странах мира. И нас всюду принимают очень тепло. По-моему, сегодня нет разницы между аудиторией Владивостока и Киева, Челябинска и Гамбурга, Сиднея и Бостона… Везде одна атмосфера — атмосфера приверженности к русской культуре…

— В России ваш жанр тоже жив?

— Конечно, жив. Сегодня в России очень много талантливых исполнителей авторской песни. Например, Ольга Чикина из Рязани очень интересный автор. Или Елена Фролова — она востребована не только в России, но и в Европе: Италии, Испании…

Друг Эльдар

— Один из фестивальных вечеров посвящен Эльдару Рязанову. Как началось ваше сотрудничество со знаменитым режиссером?

— Во всем виноват Микаэл Таривердиев. Мы с ним были знакомы с 1972 года, дружили, и однажды он познакомил меня с Эльдаром Рязановым. Это был очень счастливый момент в моей жизни, потому что мы стали друзьями.

Эльдар для меня прежде всего друг, а уж потом кинорежиссер. У нас было множество счастливых лет общения с ним как с человеком — у него на даче, дома. Мы вместе отмечали юбилеи, праздники… Ну и работали вместе иногда.

Эльдар предложил мне спеть за Женю Лукашина в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром!»», взял нашу песню «Повремени, певец разлук» на стихи Давида Самойлова в фильм «Тихие омуты», пригласил исполнить «Марш бюрократов» в картине «Забытая мелодия для флейты»…

— Почему Эльдар Александрович решил, что Женя Лукашин должен петь именно вашим голосом?

— Для фильма нужен был обыкновенный голос за кадром. Голос врача, а не профессионального певца. Когда я записал песни для фильма, то хотел переписать, что-то исправить, улучшить. Но Эльдар сказал: «Нет-нет, не надо!»

Помните эпизод в фильме, когда Женя Лукашин трезвеет, чувствует себя неловко, берет гитару и говорит: «Сейчас я вам спою. Правда, пою я не очень хорошо». «Не очень хорошо» он поет моим голосом. Такова была режиссерская задумка…

— Сегодня невозможно представить «Иронию судьбы» без вашего голоса за кадром. Но в титрах картины вашей фамилии нет. Почему?

— Тогда было не принято раскрывать зрителю, кто за кого пел или говорил. Но народ все равно узнавал правду: и про меня, и про Аллу Пугачеву, про Валентину Талызину, которая озвучивала Барбару Брыльску…

Как рождался шлягер

— Какие воспоминания связывают вас с другой не менее знаменитой картиной — «Москва слезам не верит», в которой звучит ваша песня «Александра»?

— Это была нормальная заказная работа. Мне позвонил музыкальный редактор «Мосфильма», сказал, что Владимир Валентинович Меньшов приглашает меня в качестве композитора песни, которая должна стать визитной карточкой фильма. Картина к этому времени уже была полностью готова и озвучена. Сроки для написания песни установили жесткие. Я предложил пригласить в качестве поэта Дмитрия Сухарева. Это он придумал «Александру»…

— Владимиру Меньшову ваша песня понравилась?

— Поначалу он был в недоумении: какая Александра, если главную героиню зовут Катерина?! Мы с Сухаревым напомнили, что Александрой зовут дочь Катерины. Тогда Меньшов понял и принял нашу песню. Правда, она оказалась короткой — нужно было еще дописать слова, а Дмитрий Сухарев как раз куда-то уехал по научным делам. Поэтому к сочинительству пригласили еще и Юрия Визбора. Так что у текста песни «Александра» два автора: Сухарев и Визбор…

— Вы сразу поняли, что сочинили шлягер?

— Мы не сочиняли шлягера, просто так получилось. Для всех это стало неожиданностью. Как и то, что после фильма «Москва слезам не верит» новорожденных девочек стали называть Александрами и это имя снова стало модным…

Песни без коммерции

— В современных российских фильмах ваши песни, увы, не звучат. Почему?

— Наверное, наступили другие времена, более коммерческие. Все, что прежде связывало меня с кино, были дружеские связи: Петр Фоменко, Эльдар Рязанов, Олег Ефремов… Друзья уходят. Недавно ко мне обратились с Первого канала, попросили написать песню для сериала, но сотрудничества не получилось: моя песня показалась продюсерам чересчур серьезной…

— А ваше сотрудничество с театром продолжается?

— К счастью. Это и спектакль «Рыжий» на стихи поэта Бориса Рыжего, и «Русское горе» по Александру Грибоедову. По сей день на сцене Театра современной пьесы Иосифа Райхельгауза идет музыкальный спектакль «А чой-то ты во фраке?», который мы в свое время с Дмитрием Сухаревым сочинили всего за две недели. Сейчас я наслаждаюсь работой с Юлием Кимом в новом проекте…

— Вы видели продолжение фильма «Ирония судьбы»?

— Нет, и смотреть не буду. Попытка выжать что-то еще из известного бренда заранее обречена на неудачу. Это чисто коммерческий проект. Лично я ни одного хорошего отклика об этом фильме не слышал…

Жизнь на две страны

— Ваш сын Александр тоже поет?

— Да, и играет на гитаре. У нас с ним даже были совместные концерты. Саша живет в Америке. Окончил там колледж, аспирантуру, женат на американке, в Америке растут наши внуки…

— Ваши внуки знают русский язык? Поют песни деда?

— А как же! Сын сделал все для того, чтобы сохранить русский язык, и в этом наши с Таней песни играют не последнюю роль…

— Не хочется перебраться в Америку, поближе к сыну и внукам?

— А мы так и живем — на две страны. Татьяна даже на три, потому что приблизительно половину своего времени, остающегося от Америки, проводит в Италии. Она там работает (Татьяна эксперт по России в одной итальянской фирме. — Авт.), по-итальянски шпарит как по-русски — для меня это музыка.

Благодаря тому, что границы стали открыты, и благодаря Интернету появилось ощущение, что земной шар наш общий дом. Хотим проводить время в Америке — проводим, а когда нас зовут российские дела — возвращаемся в Россию.

Люди, которые говорят о том, что, мол, свободы нынче слишком много и надо позакрывать все границы, хотят совершить поворот в прошлый век. Я с ними категорически не согласен!..

— А с чем еще сегодня вы категорически не согласны?

— Вы имеете в виду мою политическую позицию? У нас с Таней позиция очень простая: мы за все, объединяет людей, и против всего, что людей разъединяет. А наши песни, конечно, за объединение…

«Авторская песня — кратчайший и наиболее эффективный способ найти путь от души к душе, от сердца к сердцу. Это такой способ коммуникации в высших сферах…

«По-моему, сегодня нет разницы между аудиторией Владивостока и Киева, Челябинска и Гамбурга, Сиднея и Бостона… Везде одна атмосфера — атмосфера приверженности к русской культуре…

«Последний раз мы с Таней приезжали в Латвию еще в советское время. С тех пор как-то не доводилось. Но все эти годы в нас жили воспоминания о Меллужи, о красивейшем рыбацком поселке Саулкрасты, о Домском соборе…

ВЫ ЕЩЁ УСПЕЕТЕ!

В гости к Наде Шевелёвой

Сегодня, 2 августа, в 19.00 в рижском Доме конгрессов в рамках фестиваля Jūras Pērle состоится вечер, посвященный 90-летию кинорежиссера Эльдара РЯЗАНОВА, с участием Сергея и Татьяна НИКИТИНЫХ, Олега БАСИЛАШВИЛИ, Барбары БРЫЛЬСКОЙ, Светланы НЕМОЛЯЕВОЙ, Ларисы ГОЛУБКИНОЙ, Валентины ТАЛЫЗИНОЙ, чьи голоса звучат во многих рязановских фильмах. За роялем — Левон ОГАНЕЗОВ.

Ведущие вечера — театральный критик и киновед Вячеслав ШМЫРОВ и актриса Ирина МАЗУРКЕВИЧ.

Вечер пройдет в необычной атмосфере: зрители окажутся в импровизированной ленинградской квартире Нади Шевелевой, главной героини легендарного фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!».

Прозвучат песни из фильмов «О бедном гусаре замолвите слово…», «Ирония судьбы, или С легким паром!», «Служебный роман» и др., а также правдивые закулисные истории из жизни великого режиссера из уст артистов, которым довелось работать с Эльдаром Рязановым.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *