Поздравляю, вы стали мамочкой!

• 25.03.2018 • Тема неделиКомментариев (0)25

Как рожают в Латвии и Австралии: сравнение не в нашу пользу

Традиции в каждой стране отличаются во всех сферах жизни. Это касается и родов, которые везде принимают по-разному. Казалось бы, процесс одинаковый у всех женщин, но вот подход к нему все-таки отличается. У меня две дочери, и у каждой из них по двое детей. Две внучки появились на свет в Риге, один внук в Юрмале, а еще один… в далекой Австралии. Было интересно сравнить опыт обеих дочерей.

Наталья СЕВИДОВА

Мы сейчас частенько сравниваем советское здравоохранение и с теперешним. Да, все было доступно и даром. Но кое-что малоприятное подзабыто. А вот женщины моего поколения хорошо помнят, как рожали 30-40 лет назад. Сам по себе процесс мучительный, но его можно вообще превратить в кошмар. Что с успехом и делали в тогдашних роддомах.

Я рожала и первый, и второй раз в родильном отделении 1-й городской больницы в Риге.

Обстановка как в тюремном лазарете: яркий свет, бьющий по глазам, вопли соседки на соседнем столе, толпа пытливых студентов, которых привели «на учебу», не спрашивая согласия беспомощных рожениц, никакого обезболивания, грубые акушерки. Одна, помню, со злостью на меня гаркнула: «Женщина, если вы будете так кричать, мы сообщим о вашем поведении на работу!» Смешно?

Роды на родине как испытание на патриотизм

Наконец последние потуги — и: «Мамаша, у вас девочка!» Скашиваю глаза, вижу синюшно-красный орущий комок, который тут же куда-то утаскивают. Крепко спеленатым дитя мне принесли лишь через несколько часов — на первое кормление. Так было принято.

Послеродовая палата — образец предельного аскетизма. Девять железных коек, драный линолеум на полу, мыши, шуршащие по ночам в тумбочках, общая душевая, где тонкой струйкой сочится вода из двух кранов (остальные пять неисправны). Больничная униформа — бесформенные бязевые сорочки и застиранные байковые халаты. Еда — каши-размазни на воде, жидкие супы, безвкусные тефтели…

Прогулки по унылому коридору, где разрешившиеся от бремени и беременные на сохранении из соседнего отделения патологий активно делятся страшилками из личного опыта. Окна зарешечены, родные не допускаются, с мужьями перекрикиваемся через форточку. Цветы запрещены: требования гигиены! При этом все роддома в стране регулярно закрываются на пару недель на карантин — из-за стафилококка. Ну так если грязной тряпкой елозить по полу и называть это уборкой, можно и холеру занести.

Отношение врачей и персонала было абсолютно бездушным. Моей соседке не приносили младенца на кормление пять суток! Без объяснений. Мамаша впала в депрессию, подступила к врачихе с вопросами, а та взялась ее отчитывать, почему это она не выучила латышский. 87-й год, эскулапы уже «пробудились» и начали вымещать свои «унижения» на пациентах.

Неделя такой казармы — и на выход. Зато все бесплатно. Только букеты и конфеты сестричкам, выносящим младенца счастливым папашам.

Мои дочери рожали уже в новейшие времена. Притом и в Латвии, и за границей. Есть что с чем сравнить.

Рассказ Жени

— Первого ребенка я родила девять лет назад. Девять лет назад я была бодра, здорова и полна оптимизма. Все, что меня волновало, — отдельная палата и трендовое платное отделение в Рижском роддоме. От платных врачей, акушеров и современных доул (доула — помощница при родах. — Ред.) я отказалась сразу. По мне, лучше медик, который пришел на работу, чем медик, которого выдернули с семейного ужина за деньги.

Мужа присутствовать на родах обучили, дышать научились, от домашних родов, родов в поле и родов в воде постепенно отказались тоже — победил здравый смысл.

Платное отделение Рижского роддома на тот момент было отделением N8. Стоило оно сущие копейки, порядка, 50 латов. Но зато обещало трепетное отношение, новенький ремонт и что-то типа бизнес-класса в самолете куала-лумпурских авиалиний. Главный плюс: предродовая палата и родительный зал совмещены. То есть тут же бьешься в конвульсиях, здесь же рыдаешь от счастья — никуда идти не надо.

Рожала я 18 часов, за это время сменились две или три смены. Добрые акушерки чередовались злыми и беспощадными по принципу «злой полицейский — добрый полицейский». Но запомнилось только хорошее. Запомнилась акушерка, которая со мной возилась и подбадривала, смешила и ругала за расхристанность. Но в конечном итоге и это испытание закончилось, но одноместной палаты мне не досталось. Так и не поняла, за что заплатила. Эпидуральную анестезию не брали, так что я очень выгодная жена.

Питание мне было совершенно безразлично. Я так устала, хотела домой и спать, что съедала все и просила добавки. Но радость доставил обед из капусты. Такой дружный детский ор на этаже услышишь не каждый раз. Кто у них там меню составляет? Гитлер?

Даже нет, настоящий Гитлер был на осмотре. Зверское отношение, адская боль и абсолютный пофигизм со стороны заведующей отделением забыть сложно даже спустя девять лет. Пусть этой госпоже живется долго и счастливо, прости господи.

Вторые роды доводили меня до паники. Я хотела не рожать в этой стране, не хотела рожать совсем, сделать кесарево по собственному желанию или в крайнем случае поехать в Юрмалу, но останавливало то, что в случае осложнений все равно везут в Ригу. Однако я упорно отказывалась платить трехзначную сумму врачу, еще трехзначную акушеру и уж тем более считаю полной ерундой сам факт наличия доул. Все, что я от них видела вокруг, — сплошной вред. Хоть и очень трендовый.

В роддоме поменялись правила, и все родильные отделения стали одинаковыми — а значит, и платного предродового зала больше нет. Зато есть отдельные палаты, вот такую мы и взяли. Но это было потом. И потом мне было уже все равно.

Сами роды были адом. Я не могу простить врачам отношения, не могу простить издевательств и до сих пор считаю, что они поступили со мной по-свински. Честно говоря, мне даже писать об этом не хочется.

Во время схваток оказалось, что ребенок лег неправильно, выставив вперед плечо. Ее перевернули (это отдельная тема — сколько боли может вытерпеть женщина и как долго над ней можно издеваться), а перевернув, запретили мне вставать. Схватки на спине — это колоссальное, неповторимое, очаровательное удовольствие. Когда стало зашкаливать за 180 и раскрытие еще позволяло, я попросила эпидуральную анестезию. Мне отказали, потому что риск кесарева. Когда шкала схваток зашла за 210, я увидела небо в алмазах и попросила кесарево. Мне отказали: «Зачем — ты, может быть, сама родишь!»

Восемь часов мучений и полтора часа потуг выудили на свет мою Юну. Муж рыдал. У меня не было сил даже улыбнуться. Потом оказалось, что и анестезию могли сделать, и после анестезии кесарево, если бы понадобилось. Почему не сделали? Чисто посмотреть, сколько я еще вытяну?

Почти сразу пришла неонатолог, взглянула на красные сосуды на лице младенца и швырнула мне в лицо: «Ну это не пройдет, это навсегда, лазером нельзя, сосуды близко». И вот я лежу с упавшим ниже плинтуса железом, у меня пропадает зрение на одном глазу, я не могу встать, лечь, дышать, и мне бросают «диагноз». Честно говоря, кормили нормально. Но мне было глубоко и откровенно наплевать. Я сама пыталась выкарабкаться из ужасной депрессии, которой меня наградили работники чудесного Рижского роддома.

Выписывать нас не хотели. Ребенок потерял 10 процентов веса, что укладывается в норму. В норму укладывается, а в принципы врачей нет. Поэтому нам тут же всунули бутылку со смесью. Мне уже было плевать. Я хотела домой, хотела уехать с резиновых матрасов и подушек палаты, душных помещений, подальше от этих фашистов и поближе к своему человечному педиатру.

Буду ли я рожать еще? Вполне возможно. Буду ли я рожать в Рижском роддоме? Большой вопрос. Возьму ли я платные услуги? Врача однозначно, а всех остальных точно нет.

Рассказ Алёны

— Я, наслушавшись ужасов от сестры, решила, что рожать буду платно и в Юрмале. Там вроде лучше. Заключили договор с врачом, которого посоветовали знакомые. Ходила к нему на консультации раз в месяц, потом каждую неделю беременности, потом надо было приходить каждый день, но я на это дело забила: 36 евро каждый осмотр плюс тащиться каждый раз в Юрмалу.

Схватки начались ночью, в четыре утра муж привез меня в отделение к вящему неудовольствию дежурной акушерки, которой мы не дали доспать до утренней смены. Тетка в годах, старого замеса, резкая, сварливая, раздраженная. Полчаса держала меня в приемной, заполняла какие-то бумаги, задавала бессмысленные вопросы, а когда меня скрутила очередная схватка, заставила лезть на кресло, чтобы проверить раскрытие. К счастью, скоро пришел наш врач, и нас с мужем поместили наконец в палату.

У меня поврежден копчик, из-за чего боль в крестце была адская, до рвоты и потемнения в глазах. Когда мне стало совсем худо, попросила эпидуральную анестезию. Анестезиологи что-то вкололи в спину, но это мало помогло. Позже знающие люди объяснили: при эпидуральной анестезии вводят катетер в вену, подключают монитор, и врач следит за реакцией организма роженицы и плода. А мне сделали просто местное обезболивание, за которое, впрочем, больница выставила нам счет в 136 евро.

Роды были тяжелые, но врачу я благодарна, он действовал профессионально и деликатно. Младенца сразу же положили мне на грудь, потом обмыли и одели и оставили с нами рядом в кроватке прозрачными стенками, чтобы мы его видели.

Врачу мы заплатили 800 евро. Еще около 300 — это доплата за отдельную палату, за якобы анестезию, прививку младенцу, питание и сертификат о рождении ребенка. Но условия были хорошие, палата современная, с душевой кабиной и внутренним телефоном, кровать удобная, и мужу было где поспать: рожали мы вместе.

Питание, грех жаловаться, было качественным и сбалансированным. Порции маловаты, но это мелочи. Муж ходил перекусывать в кафе. После родов в палате под наблюдением медиков положено находиться три дня, но мы смотали удочки через двое суток.

На дом к малышу пару раз приходила семейный врач, прабабушка сунула ей на лапу, и потом она при надобности любезно консультировала нас по телефону. Это был 2016-й.

Сиднейский рай

Второй внук у нас родился уже в Сиднее, в муниципальном роддоме.

А как у них там?

— Я могу говорить только о Сиднее, — уточняет дочь. — Здесь у меня много знакомых, которые рожали в больших государственных больницах. Таких в Сиднее шесть или семь, они обслуживают густонаселенные административные округи с преимущественно многоэтажной застройкой. Я тоже наблюдалась в одной из таких больниц. Там конвейер. Роженицы идут потоком. При каждой неотлучно находится акушерка. Медперсонал очень профессиональный и заботливый. Только если же что-то пойдет не так, подключаются врачи, анестезиологи.

Если роды проходят благополучно, родным советуют забрать пациентку домой уже через два-четыре часа. Акушерка и патронажная сестра навестят ее дома. В любое время суток можно позвонить в больницу и проконсультироваться. Но можно остаться на два дня в больнице в двух- или трехместной палате.

Второй вариант для тех, у кого осложнений не предвидится, — рожать в родовом центре при больнице. Обстановка там более комфортная, полное питание, отличный уход. Рожать там можно и в ванне с водой, и стоя, и с мужем, и с бабушкой — как тебе удобно. Потом тебя переводят в послеродовую отдельную палату, где можно двое суток находиться вместе с мужем или с кем-то из родных. Все это совершенно бесплатно.

И, наконец, в Сиднее есть отдельная крупная больница только для рожениц c патологиями. Там уже полный набор специалистов, аппаратуры, реанимация и пр.

За три месяца до родов наш семья переехала в район частных домов, и я встала на учет в местной небольшой больнице. Такие больницы более свободные, спокойные, рожениц там немного.

Сразу скажу, что все прошло великолепно и не стоило нам ни копейки. Все акушерки были потрясающие, они не отходят от тебя ни на миг, объясняют буквально все, тактично руководят процессом, терпеливо отвечают на любой вопрос. Чувствуется, что они знают и любят свою работу, отдают ей всю душу.

Ванну мне набрали, свет приглушили, музыку спокойную включили, создали такую интимную, почти домашнюю атмосферу. Никакие посторонние врачи и сестрички, как это было в Юрмале, в палату не заходили, мне сделали настоящую эпидуралку, так что роды прошли очень легко, не сравнить с тем, что я испытала, когда рожала первенца в Латвии.

Питание было просто роскошное. На выбор вегетарианская кухня, жаркое из говядины, свинины, баранины, курицы, рыба, все в разных соусах: манго, кокосовом, в кляре или в натуральном виде. Шесть видов супов, закуска, напитки, десерт, фрукты и мороженое. И это тоже ни цента нам не стоило!

Мои воспоминания об этих двух днях просто волшебные. Потрясло отношение сиднейских медиков — в высшей степени человечное. А ведь я не была ни гражданкой Австралии, ни даже резидентом на тот момент, а находилась в стране по рабочей визе и просто платила налоги.

При выписке нам вручили кипу книжек и брошюр об уходе за ребенком. На первый, третий день, затем через неделю на дом приезжали патронажные сестры от больницы. Сидели по часу, объясняли все досконально.

Затем за мамами и малышами следят уже педиатры детских медицинских центров с круглосуточной телефонной линией. Ты можешь получить консультацию по грудному вскармливанию и по абсолютно любому возникшему вопросу. В детских клиниках наблюдают детей до двух лет, тоже бесплатно.

Ну как не полюбить страну, где так относятся к детям и матерям!

(врезка 1)

«Я хотела не рожать в этой стране, не хотела рожать совсем, сделать кесарево по собственному желанию или в крайнем случае поехать в Юрмалу, но останавливало то, что в случае осложнений все равно везут в Ригу.

(врезка 2)

«Мои воспоминания о родах в Австралии просто волшебные. Потрясло отношение сиднейских медиков — в высшей степени человечное. А ведь я не была ни гражданкой Австралии, ни даже резидентом на тот момент, а находилась в стране по рабочей визе и просто платила налоги.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *