Культурный наезд

• 20.07.2011 • Тема неделиКомментариев (0)785

На неделе обнаружились странные совпадения в президентской судьбе двух, казалось бы, совершенно разных политиков — Андриса Берзиньша и Валдиса Затлерса.

Ничем эти два президента не похожи — ни внешностью, ни жизненным опытом, ни привычками. А вот поди ж ты — в начале своей президентской деятельности каждому пришлось подвергнуться нападкам со стороны министра культуры. Вот только отреагировали они на это, опять же, по-разному.

Выстрел в ногу

 

Сначала вспомним, что случилось с доктором Затлерсом, поскольку это, естественно, произошло раньше.

21 августа 2007 года недавно избранный президент Затлерс в интервью Латвийскому радио заявил, что проект строительства Национальной библиотеки, более известный как «Замок света», необходимо заморозить.

«Мы, в отличие от эстонцев, не успели построить все это вовремя. Теперь же надо остановиться и подумать, — сказал президент и добавил: — Экономить нужно за счет строительства, а не пенсионеров, учителей или полицейских».

По мнению Затлерса, в условиях рекордно высокой инфляции все амбициозные строительные проекты должны быть заморожены. Президент подчеркнул, что его мнение разделяет и руководство Конфедерации работодателей.

Президента поддержали и видные экономисты, и большинство архитекторов. Они даже написали открытое письмо. «Строительство «Замка света» вместе с процентами по кредитам обойдется в 250 миллионов латов, — писали архитекторы. — По нашему мнению, выдачу таких сумм можно приравнять к расточительству государственных средств». И считали, что единственным правильным решением было бы незамедлительное прекращение всех работ, связанных с проектированием и строительством в нынешнем виде, и создание разумной альтернативы.

Как вы знаете, строительство остановлено не было. Потому что за него агрессивно вступилась тогдашний министр культуры Хелена Демакова.

«Затлерс выстрелил себе в ногу», — заявила министр в интервью газете «Диена».

Она обвинила президента в популизме, в том, что он пошел против культурной элиты страны, в том что им манипулируют промосковские силы, и так далее. «Трудно представить себе более безответственное предложение!» — воскликнула Демакова.

Злые языки утверждали, что она гонялась за президентом со шваброй, но это, конечно, слухи. Хотя косвенно эту версию подтвердила и сама министр Демакова, сообщив агентству BNS, что иногда для того, чтобы быть услышанной, нужно говорить резче.

Тем не менее уже 5 сентября того же года президент Затлерс согласился, что строительство «Замка света» неизбежно. На встрече с министром культуры он сказал, что никаких разногласий между ними нет. А г-жа Демакова сказала, что теперь смотрит в будущее с большим оптимизмом. И действительно, она ушла в отставку только в роковой день 13 января 2009 года.

Политический вопрос

 

А теперь посмотрим, что случилось с президентом Андрисом Берзиньшем.

По странному совпадению и на него обрушился гнев женщины — министра культуры. И тоже вскоре после избрания в президенты. Женщина, правда, совсем другая. Но и президент повел себя иначе.

Как известно, вместо инаугурационного бала президент Берзиньш отправился в родное Нитауре. Где помимо прочего ему пришлось ответить на вопросы журналистов.

Естественно, его спросили, собирается ли он говорить с русскими журналистами на русском языке. Поскольку президент Затлерс этот язык неожиданно забыл и вспомнил только в последний день своего президентства. Андрис Берзиньш ответил, что на всех официальных мероприятиях, там, где необходимо говорить на государственном языке, он будет говорить по-латышски, однако в других случаях он будет стараться отвечать на вопросы на языке, на котором будет задан вопрос.

С русскоязычной общиной, по мнению Берзиньша, необходимо говорить по-русски, чтобы они лучше понимали переданную информацию.

«Язык является средством общения, а не политическим вопросом», — сказал новый президент.

И вскоре попал под раздачу. 12 июля к нему с открытым письмом обратилась министр культуры Сармите Элерте. Письмо длинное, поэтому полностью приводить его не будем.

«Я допускаю, — писала Элерте, — что слова президента в пересказе были неточно интерпретированы или эта формулировка не до конца продуманна».

В общем, поскольку каждое заявления высшего должностного лица имеет политическое значение, то из утверждения Берзиньша, что язык — только средство общения, следует, что русский язык должен быть государственным. Поскольку его знает большинство жителей Латвии.

Следовательно, нужно изменять конституцию, менять текст клятвы президента Латвии и клятву депутата Сейма. Потому что там везде упоминается латышский язык. И даже наплевать на решение Конституционного суда от 21 декабря 2001 года, который постановил: «Сужение сфер использования латышского языка в качестве государственного на территории страны недопустимо и может рассматриваться как угроза для демократического устройства».

«От души желаю президенту Латвийской Республики в соответствии со своими должностными обязанностями точнее мысли формулировать в виде точных слов», — язвительно закончила свое письмо министр культуры.

Как видим, хотя в данном случае прямых оскорблений президента не было, обвинения предъявлены весьма серьезные.

А что же Берзиньш? 15 июля в интервью газете Neatkariigaa он сказал, что не подвигает сомнению статус латышского языка как государственного.

«Однако мы не можем не учитывать того, что примерно для трети жителей Латвии родным языком является русский, — сказал президент. — Для того чтобы этой части точно разъяснять, что мы делаем, почему делаем и как мы могли бы сблизиться, необходимо все же использовать русский язык. Поэтому в случае необходимости я буду его использовать. Однако это не означает, что я буду поддерживать тех, кто игнорирует законы, регулирующие использование государственного языка».

И добавил: «Языковый вопрос необходимо решать по-человечески, а не искать возможности, чтобы его использовать для раскола общества».

 

Умереть за язык

 

Понятно, что министр культуры на этом не успокоится. Тем более что у нее обширные планы: например, убрать русские субтитры из кинофильмов. Для пущей интеграции.

И ее как бы поддержал экс-президент Затлерс, включив в меморандум своей Партии реформ следующий пункт: «Наши — это все те, кто готов жить и умереть за латвийское государство, за его народ, ради славы латышского языка».

Но речь не об этом. А о том, что перед нами два разных типа мужского поведения.

Доктор Затлерс, будучи по натуре подкаблучником (известно, как им управляла жена Лилита), быстро уступил напористой и агрессивной г-же Демаковой.

А вот президент Берзиньш как человек, которому, по признанию его супруги, чужда романтика, решил не сдаваться. Хотя, конечно, он очень рискует.

Впрочем, у него все еще впереди.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *