let_11429676

Если завтра война…

• 16.05.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)843

После встречи с Далай-ламой, в которой его святейшество предложил задуматься над темой непротивления злу насилием, председатель Союза журналистов Латвии Юрис Пайдерс и корреспондент «Субботы» Кристина Худенко проанализировали настроения, которые царят сегодня в Латвии.

Как местные жители готовятся к приходу «русских танков»

Под дутый страх реально разоряют страну

— Послушать наших политиков, так все украинские кошмары — происки Путина. А сами они невинные младенцы, борющиеся за страну. И ничего, что люди гибнут сотнями…

— Далай-лама хорошо сформулировал точку зрения, которая близка и мне. Возможно, цели у украинцев благие. Но методы, которыми они пытаются всё сделать, порочат сами цели и отбрасывают их от желанного результата.

— Судя по высказываниям политиков, наша страна — следующая цель Путина. Это предвыборное нагнетание атмосферы или всё же реальные страхи латышей?

— Для многих латышей это вполне реальные кошмары. По моим прикидкам, примерно треть общества, условно говоря, ждёт русских танков.

Наиболее активная часть этих людей убеждена, что Путин — это Гитлер XXI века и никакие переговоры и вразумления его не остановят. Они считают, что Европа слишком мягко на всё реагирует и вообще не способна на жёсткий отпор, — эту точку зрения в своей речи 4 мая высказала экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. По её мнению, надо ждать самого трагического развития событий. Вопрос только: когда?

— А как его собираются ждать? Есть конкретные предложения?

— Часть начинает паковать чемоданы для отъезда в Европу: Норвегию, Британию. Думают, пролив широкий, русские танки не переплывут. Другие хотят действовать — трансформировать страх в некую активность.

— Какую, например?

— Есть предложение начинать… рыть три ряда окопов от Виляки до Пиедруи — около 300 км длиной. Построить так называемый Вилякский вал. И организовать латышскую линию Маннергейма, как финны во Вторую мировую. Мол, мышь не проскочит, и мы будем жить спокойно.

К сожалению, подрастает поколение, которое не имеет даже минимального представления о военном образовании: ни НВП у них в школах нет, ни военной кафедры в вузах. Им кажется, что в XXI веке кого-то остановят средневековые укрепления. Да они во Вторую мировую уже никого не останавливали!

— Но для выпуска пара подходят.

— Или для… заказов строительным фирмам. Это же как наворовать можно! Они потом на Канарах настроят таких дворцов — русские миллиардеры обзавидуются!

К примеру, на этой волне министерство обороны начинает настоящую гонку вооружений: закупает на 60 миллионов евро лёгких гусеничных танков. На майские праздники нам это убожество показали. Лёгкие танки и вездеходы, которые никого не от чего не спасут.

Под раздутый в обществе страх идёт реальное разорение страны. Народные настроения используются с мелкими корыстными целями. Да лучше бы они с вертолёта разбросали эти 60 миллионов по стране — это дало бы больше позитивного эффекта!

— Но ведь по Интернету ходят ролики, как украинская армия браво сражается с сепаратистами, рассекая на танках и вездеходах. Чем наши хуже?

— В случае серьёзного военного конфликта у нас нет сил, которые могут что-то защитить. Силы Латвии пригодны лишь для ограниченного участия в миссиях. Например, флот Латвии кроме охраны водных границ имеет важные гражданские функции: он эффективен для спасательных операций в Балтийском море. И эту его функцию имеет смысл поддерживать и развивать.

Наши сухопутные боевые части даже количественно ни к каким серьёзным боевым задачам не приспособлены. Зато их можно использовать для урегулирования каких-то сильных волнений внутри страны. На это и надо их нацеливать.

В смысле реальных боевых действий единственная надежда на наших союзников. Но поскольку здесь нет никаких стратегических объектов, которые надо оборонять, то с точки зрения рационального военного планирования эту территорию защищать не будут.

— И оно нам надо было — вступать в НАТО?

— К счастью, военного смысла для захвата Латвии тоже нет. Стратегических целей тут две: аэропорты «Рига» и «Лиелварде». Обе легко нейтрализуются без физического участия людей.

Единственный военный смысл для вооружённых действий против Латвии был бы, если бы страны НАТО построили тут серьёзную военную базу, которая сразу стала бы серьёзной целью для применения, скажем, тактического ядерного оружия.

Поэтому если наш интерес — защита территории именно Латвии, чтобы ей нанесли как можно меньше вреда при любом конфликте, нам важно, чтобы здесь не было никаких военных баз или значимых дислокаций вооружённых сил, которые могли бы представлять реальную угрозу. Они просто станут приманкой.

* * *

Настоящий националист не продаётся

— Какая позиция Латвии была бы самой грамотной?

— Мне нравится идея народного композитора Иманта Калныньша, что Латвия должна стать нейтральной страной. Гарантировать, что не будет причинять вреда ни одному соседу и ни одной сверхдержаве. И использовать свои ресурсы лишь для поддержания такой нейтральной системы. Никаких военных баз и контингентов.

Кстати, схожую мысль высказал Далай-лама: а давайте демилитаризуйтесь, откажитесь от участия в блоках и от армии вообще. Оставьте только силы безопасности.

На мой взгляд, Имант Калныньш — настоящий националист, который любит Родину. Не из тех, кто перед избирателем бьёт себя в грудь и роняет слёзы во флаг, а сам мать родную продаст. Для таких национализм — это бизнес, они на этом деньги зарабатывают.

Я тут недавно гостил в семье датских националистов. Так они едят только датские продукты, носят датскую одежду. А приходишь к местным нацикам — у них даже бейсбольная бита у двери китайского производства.

— Для латышей важно сохранить не только нацию и язык, но и землю?

— Именно поэтому её сегодня так активно распродают иностранцам. Если быть откровенным, то уже сегодня, во вполне мирное время, происходит натуральная ликвидация страны.

Народ отъезжает. А правительство превратилось в администрацию неплатёжеспособности. И пока я не вижу, чтобы что-то менялось. Всё продаётся. И пусть потом другие — шведы, например — за эту землю отвечают.

За «ура!» придётся платить

— Почему Латвия так боится? Крым — это всё же особая ситуация…

— Это всё же российская территория, которая по прихоти одного коммунистического вождя отошла Украине. Латвия никогда не была частью России…

— Зато была частью Российской империи…

— Её частями в разное время были и Финляндия, и Аляска… Если глубоко порыться, до Мальты можно докопаться. Суворов по Альпам лазил — что ж, и Альпы вернуть?! Придумать можно что угодно, но должны быть некая логика и ресурсы. У России сегодня недостаточно ресурсов, чтобы развивать даже свою территорию.

Если вспомнить историю, то необходимость интегрировать ГДР затормозила развитие Германии лет на 10-15. Ресурсы, которые ФРГ могла тратить на развитие своей геополитики, она закачивала в бывшие социалистические земли.

Интересный факт. У Германии исторически и геополитически есть большой интерес к странам Балтии. Но в начале 90-х немецкие инвестиции шли в Латвию очень вяло: у них свободных денег на тот момент не было — всё съел ГДР. Именно потому к нам первыми хлынули Дания и Швеция. Они думали, что пришли сюда ненадолго — купить всё по дешёвке, а потом систематизировать и перепродать немцам, когда те подкопят денег.

Для России Крым — очень дорогое приобретение. Его серьёзная интеграция в Россию — это отказ от развития своих отсталых регионов. Да, Крым поднял авторитет Путина и дал россиянам повод ощутить себя сильной страной, с которой считаются, но если Путин решит «съесть» ещё что-то — не переварит. Ему же придётся снова отнять круглые суммы от России, а это может вызвать серьёзное недовольство в стране и в конечном счёте ослабить его власть. Люди просто начнут протестовать, что их средства переправляются к чужакам.

В советское время самой обдираемой частью СССР стало российское Нечерноземье — столько ему приходилось помогать всем братским народам и поддерживать систему. Всё имеет свою цену: за «ура!» и реваншистскую эйфорию придётся очень скоро платить.

Возлюби русского больше, чем Россия

— Как ни странно, политики всех толков сошлись во мнении, что русские Латвии не хотят в Россию. При том, что на Украине их считают пятой колонной…

— Здесь несколько иная ситуация с русскими. Да, у нас изначально был неправильно решён вопрос гражданства — сейчас опомнились и не знают, как выйти из ситуации. Но осознание неправильности появилось даже у правящей элиты.

Латвия изначально давала русским больше возможностей, чем на Украине или даже в России. К примеру, у местных русских есть возможность в любой момент уехать. Особенно с 2004 года. Без виз и заморочек с паспортами-документами. Скажем, у моих русских знакомых моего возраста дети здесь не живут — они учатся и работают в Англии, Норвегии, Штатах или даже Арабских Эмиратах. В этом смысле многие местные русские уже вполне европейцы.

При всех проблемах в Латвии было больше возможностей для экономической реализации, чем на той же Украине и даже в периферийной России.

Для местных русских барьер с Европой создаст проблемы в контактах с уехавшими туда детьми и отказ от определённого набора благ. Впрочем, есть и менее европеизированные группы людей…

— И даже целые регионы. Например, Латгалия. Утверждается, что они стройными рядами готовы перейти под российский флаг.

— Как раз там опросы показали, что в случае военной угрозы каждый третий сразу уедет… на Запад. Даже Далай-лама за свои несколько визитов сюда заметил, что Латвия не Украина, тут совсем иные отношения между русскими и латышами…

— Я тут услышала ещё одну любопытную «антипутинскую» идею: возлюбить русских больше, чем их любят… в России.

— Эту идею высказал российский телеведущий Игорь Виттель. Как должна была поступать новая власть Киева, чтобы максимально навредить России? Вместо того чтобы первым декретом запретить русский язык — дать ему полную свободу. Разрешить любое телевещание по-русски. Мол, в России свободу слова ущемляют, а у нас нет. Мы проводники демократии на русском языке!

А Украина затеяла политику, которая логично привела к тому, что без единого выстрела Крым сменил подданство, а в восточных регионах начались волнения.

— В Латвии подобная идея была бы применима?

— Мы ближе к этому. У нас решения властей всё же не абсолютны. Даже запрет на вещание РТР. Если выяснится, что телеканал ничего не нарушал, Латвии придётся возместить убытки кабельщикам. Не говоря уж о том, что через спутник канал всё равно смотрят.

— Ситуация на Украине приведёт к улучшению отношений русских и латышей или наоборот?

— В дни крымского референдума у нас был некий всплеск эмоций. Были некие намёки: если что, пожалуемся Путину — он с вами разберётся. Но сейчас эта волна прошла. Если даже в Луганск Путин на помощь не торопится — вряд ли сюда поспешит… На мой взгляд, сегодня усилилось осознание того, что невовлечение русских в политику было неправильным и даже опасным.

— И с переводом школ на латышский язык процесс явно спущен на тормозах…

— Потому что одно дело — предвыборные лозунги на публику и фиги в кармане, а когда доходит до реализации, оказывается, что не всё так просто. Особенно в сфере образования. Там столько реальных проблем, которые не решаются, а лишь накапливаются.

— Вы сами разработали стратегию поведения на случай прихода русских танков?

— Давайте сперва дождёмся. А лучше не дождёмся. Во что лично мне гораздо больше хочется верить.

Кристина ХУДЕНКО.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *