Дом для «Людей на чемоданах»

• 29.05.2017 • Кино, Культура, СценаКомментариев (0)44

Актёры Татьяна ЧЕРКОВСКАЯ и Андрей ГАРКАВИ — о жизни после ТЮЗа, верности театру и любимой профессии

Об актерах Татьяне ЧЕРКОВСКОЙ и Андрее ГАРКАВИ можно рассказывать бесконечно. Это удивительно талантливые и светлые люди. В свое время они были ведущими артистами Рижского ТЮЗа, а когда театр закрыли, создали проект «Люди на чемоданах», о котором в Риге вспоминают до сих пор. Успешно обучали талантливую молодежь в театральных студиях, вели на радио программу «Детский мир», работали на телевидении, занимались мультипликацией…

Елена СМЕХОВА

Два года назад Татьяна и Андрей создали в Риге арт-платформу Stadia. А недавно на одном из их спектаклей побывал сам Эдвард РАДЗИНСКИЙ!

…Татьяна и Андрей пригласили «СУББОТУ» в свой новый театральный дом на ул. Гертрудес, 24. Когда-то на этом месте был убитый подвал, а сегодня здесь отстроены зрительный зал и уютное фойе. С черно-белых фотографий улыбаются ребята, занимающиеся театральным мастерством в арт-платформе Stadia. А в воздухе еще витает запах свежей краски, напоминая о том, что до окончания ремонта еще как до луны…

Два актёра под одной крышей

Вопреки расхожему мнению о том, что актерские браки недолговечны, Татьяна ЧЕРКОВСКАЯ и Андрей ГАРКАВИ вместе уже 35 лет.

Они познакомились студентами Ярославского театрального института. Таня поступила на первый курс, а Андрей уже учился на третьем. Встретились в общей компании в общежитии, посмотрели друг на друга и… Что произошло в тот момент — ударил гром или полыхнула ли молния? — пафосного ответа на этот вопрос от супругов я так и не дождалась. Андрей и Татьяна вообще не любят трескучих высокопарных фраз и, в отличие от большинства актеров, нисколько не играют в жизни.

АНДРЕЙ: Разве можно объяснить химию? Вероятно, между мной и Таней вспыхнуло, что-то такое, что горит до сих пор.

ТАТЬЯНА: Помню, как я сидела на лекции по истории зарубежного театра и считала минуты до звонка. Нет, не потому, что мне было неинтересно, а потому что в перерыве я выйду в коридор и снова увижу этого мальчика…

Однажды, спустя много лет, Татьяна и Андрей обратились к астрологу, чтобы задать ему несколько вопросов — не поводу личных взаимоотношений, с этим как раз было все в порядке. Астролог долго смотрел в их натальные карты и наконец сказал: «Да вы два танкиста! Все у вас на двоих: одна броня, одна война, один танк, а главное — одна амбразура, через которую вы видите общую цель». Может быть, этой общей целью был театр?

От Ярославля до Парижа

По окончании театрального института Черковская и Гаркави на какое-то время остались в Ярославле. Татьяна училась на курсе Сергея Викторовича РОЗОВА (сына знаменитого драматурга Виктора РОЗОВА), и весь ее курс пригласили в новый, только что открывшийся в городе молодежный театр. Все складывалось замечательно: были и роли, и цветы, и аплодисменты… Но потом Розов уехал, и вместе с ним из театра ушло что-то очень важное. Следуя за своим сердцем, Татьяна и Андрей ушли из Ярославского театра и вернулись в Ригу.

— Это Таня вернулась, а я «понаехал», — улыбается Андрей. — Мы решили показаться в Рижский ТЮЗ, Адольфу Шапиро и были приняты в труппу, где служили четыре года, практически до закрытия театра…

Закрытие ТЮЗа раскололо жизнь артистов на две части: «до» и «после». В стране разбушевалась перестройка со всеми вытекающими из нее реалиями, наступили лихие 90-е. Это время выбросило на обочину жизни множество профессионалов. Оказалось, что в этой новой жизни никто никому не нужен: ни врачи, ни учителя, ни научные сотрудники, и уж тем более артисты.

АНДРЕЙ: И вот в этот момент у нас с Таней как поплавок выскочила одна простая мысль: очень не хочется оставлять профессию. Ну пришли тяжелые времена, и что теперь? Менять свои ориентиры? Так возник проект «Люди на чемоданах», который мгновенно собрал вокруг себя актеров-единомышленников, которые так же, как и мы, не хотели расставаться с театром. А поскольку своего дома у нас не было, то играли на разных площадках: в Доме Москвы, ДК железнодорожников, театре «Кабата»…

ТАТЬЯНА: Среди спектаклей, которые мы поставили в это время под патронатом Сергея Викторовича Розова, были «Кроткая», премьера которой прошла в Париже, «Тень» по Шварцу, «Волшебник Изумрудного города». Причем «Волшебника» мы играли вместе с латышской труппой — как это было при Шапиро…

Первые среди лучших

Рижские театралы наверняка помнят, что после закрытия ТЮЗа, которое стало настоящей трагедией как для актеров, так и для зрителей, все-таки была предпринята попытка продлить жизнь любимого театра, ставить тюзовские спектакли. Увы, из этой затеи ничего не получилось… Почему?

ТАТЬЯНА: По-моему, любые попытки возрождения ТЮЗа были заранее обречены на провал. Потому что дважды войти в эту прекрасную реку невозможно. А любые спекуляции на этой теме — кощунство. ТЮЗ был и навсегда останется театром Адольфа Яковлевича Шапиро и таким же брендом Латвии, как Домский собор или юрмальские сосны…

Сегодня судьба разбросала тюзовцев по всему свету: Павел СТРОЧИЛИН, Галина ЗАБОРСКАЯ, Марина КАЛМЫКОВА живут в Германии, Сергей ЧЕРНОВ — в Америке, Лариса НЕКИПЕЛОВА работает в Москве, в театре Татьяны ДОРОНИНОЙ… Кстати, бывшие коллеги все равно встречаются, они до сих пор интересны и небезразличны друг другу.

Татьяна и Андрей остались в Риге, чтобы продолжать себя в профессии, и стали делать новые проекты.

ТАТЬЯНА: Одним из таких проектов стала программа «Детский мир» на радио FM 102,7, в которую нас неожиданно пригласили. Чем только тогда детей не кормили! Новая жизнь, новые ценности… А мы решили сделать программу так, как мы это понимаем: учить ребенка через развлечение.

— Ваша программа «Детский мир» была удостоена международной премии Попова, за которую сражались более 100 радиостанций со всей России и еще девять стран мира. Как удалось добиться такого успеха?

АНДРЕЙ: Это забавная история. Наш коллега Денис Борисов, который тогда работал на радио новостником, узнав о конкурсе, вырезал кусок из первой попавшейся под руку передачи и отослал. Мы были даже не в курсе, что где-то участвуем! И здорово удивились, когда пришло сообщение: «Вы получили первую премию»…

Это далеко не единственный удачный проект Черковской и Гаркави в новом амплуа, расширяющем границы сцены. Татьяна и Андрей работали на детском телевидении, на российском канале «Мультимания», занимались детскими развивающими программами… Талантливых актеров постоянно вовлекали в какие-то проекты и истории, и не было таких проектов, которые оказались бы им не по плечу.

По секрету всему свету

Не секрет, что актеров зачастую считают нарциссами и эгоистами. А дыма без огня, как известно, не бывает: кто-то ревностно подсчитывает количество букетов, подаренных после спектакля (не дай бог, у коллеги больше!), кто-то упорно тянет одеяло на себя, напрочь забывая при этом о партнере на сцене, кто-то, найдя один-единственный удачный образ, эксплуатирует его всю жизнь, держа в тайне ото всех секрет успеха…

Татьяна и Андрей сделаны совсем из другого теста. Им чужды зависть, заносчивость и самолюбование, а своими знаниями и умениями они предпочитают не хвалиться, а делиться. Вот уже много лет, еще со времен проекта «Люди на чемоданах», Черковская и Гаркави преподают актерское мастерство, щедро тратя время, силы и душу для того, чтобы кто-то еще полюбил театр так же преданно и неистово, как любят его они.

Из творческой мастерской Черковской — Гаркави вышли такие популярные ныне артисты, как Яна СЕКСТЕ, Алена ЛАПТЕВА, Игорь ОКС, Григорий СКРЯБКИН, Виталий СТЕПАНОВ.

— Как вам удалось воспитать таких звездных учеников? Может, вы какое-то особое слово знаете?

АНДРЕЙ: Знаем. Но это наша военная тайна. (Смеется.) Просто мы очень любим свою профессию и умеем рассказать о ней так, чтобы другие люди тоже ее полюбили, умеем объяснить не поверхностные инструменты, а суть актерства. С этим знанием люди от нас либо уходят, либо остаются верны театру навсегда.

— Вы считаете, что любого человека можно научить актерскому мастерству?

АНДРЕЙ: Что значит научить? У человека должно быть желание учиться. Порой люди, не имеющие актерского образования, гораздо более мотивированы, чем профессиональные артисты, которые устали от ролей и славы. На мой взгляд, любой человек при определенных обстоятельствах и в определенном проекте может состояться как актер, выглядеть на сцене достойно и будоражить мысли зрителей…

Хороший человек — это профессия!

По мнению Черковской и Гаркави, актерское мастерство — это инструмент. А значит, крайне важно, в чьих он руках находится. Их слова подтверждает и актриса Яна Сексте, в прошлом воспитанница студии Татьяны и Андрея, а сегодня звезда театра Олега ТАБАКОВА. В своих интервью она не раз упоминала, что рижские педагоги научили ее не только актерскому мастерству, но и главному — быть хорошим человеком.

— Скажите, а разве это обязательно актеру — быть хорошим человеком? Ведь еще Фаина Раневская говорила: «Талант — как прыщ, не спрашивает, на ком вскочить». Для чего артисту нужны доброта, сострадание или порядочность?

ТАТЬЯНА: Возможно, во времена Раневской личностные качества актера и не были так значимы. Раньше театр был пространством, где живут не совсем настоящие люди. Можно было спрятаться за образ, бороды, костюмы, парики… И никому не было дела: где твой персонаж, а что представляешь собой ты сам как человек? Но время идет, театр меняется, становится ближе к зрителю, выходит на передовую… А потому сегодня в актере очень важен момент осознанности: что ты транслируешь, выходя к зрителю?

АНДРЕЙ: Представьте, что вы вышли на улицу, остановили пешеходное движение и возопили: «Люди мне нужно вам что-то сказать!» Привели их в зал, посадили, вышли на сцену и начали вещать. Вы уверены, что вас будут слушать? Раз вы их привели — вам нужно действительно сказать что-то очень важное. Немедленно. Прямо сейчас. Взять тросточку или надеть цветные трусы для этого недостаточно…

И тут вошёл РАДЗИНСКИЙ…

Татьяне и Андрею есть что сказать — и ученикам, и зрителю. Сегодня в арт-платформе Stadia занимаются сразу три группы, в которых молодежь обучают актерскому мастерству. Первая занята в спектакле по пьесе Эдварда Радзинского «Она в отсутствие любви и смерти», вторая участвует в проекте CCit-ki, в котором звучат произведения Жоэля ПОМРА или Ивана ВЫРЫПАЕВА, а третья еще только постигает азы профессии.

АНДРЕЙ: Мы собрали вокруг себя творческих людей, которые нам верят и помогают. Это замечательные люди, увлеченные театром, хотя по жизни у них совсем другие профессии, никто из ребят не собирается подаваться в артисты. Но без театра они не могут! У нас нет задачи наклепать как можно больше постановок, вывесить афишу, фонарь и объявить: «Вот новый театр. Приходите к нам каждый день». Мы хотим работать долго, плодотворно и не торопясь…

— Откуда такое странное название — арт-платформа?

ТАТЬЯНА: Сегодня мир висит над пропастью. В таком же зависшем состоянии находится и театр — нет почвы под ногами… А от слова «платформа» веет стабильностью, устойчивостью. Как уже сказал Андрей, Stadia — это не театр, а такое театральное место, где происходят различные творческие процессы: спектакли, встречи, концерты…

— Недавно на вашем спектакле «Она в отсутствие любви и смерти» побывал ее автор Эдвард Радзинский. Как это случилось?

АНДРЕЙ: Мы его пригласили. Этот спектакль у нас идет уже два года, и внутри нашего маленького коллектива всегда жила мечта: вот было бы здорово, если бы к нам пришел Радзинский… Когда мы только взялись за постановку, то написали Эдварду Станиславовичу письмо, в котором с извинениями сообщали, что взяли его пьесу без спроса и даже подсократили — у Радзинского она длится 3,5 часа. Ответа не последовало. Прошло два года. И вот недавно, приехав в Ригу со своим авторским вечером, Эдвард Радзинский пришел к нам на спектакль.

— Как прошла эта встреча? Ребята сильно волновались?

АНДРЕЙ: Играть перед автором — это, конечно, не для слабаков. Но наши ребята молодцы! Не переволновались, а главное — нигде не пережали. Играли так, как обычно. Радзинский был очень удивлен, узнав, что перед ним непрофессиональные актеры. Сказал нам огромное количество приятных слов, пересказывать которые не хочется. Хочется оставить их себе…

Мечты должны сбываться!

В этом году у арт-платформы Stadia появился свой дом. Тот самый, который снился каждую ночь «Людям на чемоданах». В помещение на улице Гертрудес Татьяна и Андрей вложили все свои сбережения, продали квартиру сына (разумеется, с его согласия), поскольку он больше не живет в Латвии.

ТАТЬЯНА: Мы так долго мечтали о доме, куда можно будет поставить театральный чемодан, и так долго запускали это свое желание в космос, что оно наконец-то сбылось. У нас очень много планов. Во-первых, мы запустили проект «К-3» («Контакт, культура, креатив») для творческого развития детей. Во-вторых, планируем заниматься не только с молодыми людьми, но и с сениорами, а также с людьми с ограниченными возможностями. Для последних мы создаем в своем доме все условия: у нас есть грузовая шахта, которую можно превратить в лифт для колясочников…

…Сейчас Татьяна и Андрей осваивают новое амплуа — прорабов на стройке. И мы искренне верим, что все у них получится. Не может не получиться. Мечты должны сбываться. Если ты несешь людям добро и свет, то вся Вселенная тебе в этом поможет!

«ТЮЗ был и навсегда останется театром Адольфа Яковлевича Шапиро и таким же брендом Латвии, как Домский собор или юрмальские сосны…

«Черковская и Гаркави преподают актерское мастерство, щедро тратя время, силы и душу для того, чтобы кто-то еще полюбил театр так же преданно и неистово, как любят его они…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *