Михаил Идов: «В России цензуры нет. Есть ультразвуковые сигналы»

• 06.05.2019 • ИнтервьюКомментариев (0)5

Писатель, режиссёр, сценарист — о кино, юморе, космосе и рижских воспоминаниях

В Риге состоялась премьера фильма «Юморист» режиссера Михаила Идова, который известен как журналист, писатель и сценарист картин «Лондонград», «Оптимисты», «Духless», «Лето». А еще Михаил — наш земляк, в прошлом рижанин, что особенно приятно.

Елена СМЕХОВА

Картина «Юморист» — дебютная работа Михаила Идова – впервые была представлена на фестивале «Движение». С тех пор фильм триумфально шествует по экранам России и зарубежья, получая исключительно восторженные отзывы.

Мы встретились с Михаилом в Доме Москвы накануне показа и разговорились о кино, юморе и цензуре.

Однажды в «Дзинтари»

— Михаил, как начинался путь к фильму «Юморист»? Из чего выросла эта история?

— Идея пришла мне в голову еще в 2013 году, когда я приехал в Ригу к другу, который снимал здесь сериал. Поехали погулять в Юрмалу, и меня шокировали плакаты, которые висели у зала «Дзинтари»: Лайма, Владимир Винокур… На афишах были те же лица, которые я видел в своем детстве. С тех пор я успел вырасти и практически состариться, а они выступают, живут вне времени! Это и послужило толчком к созданию главного персонажа – юмориста Бориса Аркадьева.

— Действие вашего фильма происходит в 80-е годы. Для чего вам понадобился этот экскурс в прошлое?

— Чтобы снять фильм о том, что сидит во мне достаточно глубоко, мне нужен был СССР. Страна с откровенными проявлениями цензуры, когда для того чтобы сказать что-то со сцены, нужно получить печать и подпись. Страна ограничений, когда досюда можно, а дальше – ни-ни. Но мне не хотелось зарываться в архивы, хотелось руководствоваться собственной памятью. А что я помню? Я помню доперестроечную Ригу, Юрмалу…

— Отсюда и возникла идея перенести действие и съемки фильма в Латвию?

— Да, мне захотелось подключиться к этой реальности. В Латвии есть все, что нужно для съемок: и запад, и восток, и города, и природа… Нам удалось найти здесь абсолютно все! Кроме казахской степи, хотя мы ее долго искали (улыбается), и круглой бани, которую в Латвии мы тоже не обнаружили – пришлось строить.

— Главную роль в вашей картине блистательно исполнил Алексей Агранович. А не было ли у вас соблазна пригласить на эту роль настоящего юмориста? Скажем, Максима Галкина или Владимира Зеленского, пока он еще не стал президентом Украины.

— Такая мысль была. Мы пробовали Максима Галкина — пробы вышли отличные. Возможно, с ним получился бы совсем другой фильм. У Максима безграничный потенциал. Это человек, который может все! Он постоянно балагурит, дурачится, изображает чужие голоса, и зритель, глядя на него, не отдает себе отчета в том, что это – на минуточку! – один из самых лучших певцов России и один из сильнейших российских актеров.

Что же касается Зеленского, то тут все поезда уже ушли. (Улыбается.) Признаюсь: до известных событий я о нем вообще ничего не знал, так как не слишком интересовался украинским телевидением. Иначе инаугурация проходила бы под финальные титры картины! (Смеется.)

— Наверняка после вашего фильма зрители ищут параллели между главным героем и современными юмористами. Был ли прототип у Бориса Аркадьева?

— Люди всегда ищут параллели. Меня часто спрашивают: а кто это? Жванецкий? Арканов? Хазанов? А никакого прототипа не было!

«Я космонавт Рабинович»

— Почему вы решили связать в фильме комическое и космическое?

— Отличный вопрос. Эта странная метафора проходит через весь фильм и находит отражение в монологе «Я космонавт Рабинович», который герою за весь фильм так ни разу и не удается прочитать. Космос – это главное завоевание СССР, пространство триумфа Страны Советов. И вместе с тем космос – это метафора одиночества, пустоты.

Я не задумывал «Юмориста» как остро актуальную картину. В ней нет борьбы с системой. Это фильм про борьбу внутри отдельно взятого человека, которому кажется, что он находится не на своем месте и живет не своей жизнью.

— В фильме ваш герой постоянно сталкивается с цензурой и страдает от этого. А существует ли сегодня цензура в России?

— В России сейчас ситуация расплывчатая. Прямой цензуры нет, но вместо нее существуют некие ультразвуковые сигналы, которые ловят люди. И эти сигналы опять о том же: что можно, а чего нельзя. Например, то, что происходит с Кириллом Серебренниковым – это тоже ультразвуковые сигналы…

Если бы я мог снять фильм об этом странном состоянии полудозволенности, я бы снял. Но мне показалось, что лучше рассказать частную историю.

— На афише фильма «Юморист» написано: «Шути, пока можно». Допускаете ли вы, что придет такое время, когда шутить будет нельзя?

— Ну, после того как в Америке избрали Трампа, я допускаю, что все может быть! (Смеется.) Любой человек сегодня может стать президентом любого государства. Но надеюсь, что весь этот откат в правую сторону — сторону закрытости и авторитаризма является просто условным рефлексом на то магистральное движение, которое преследует противоположные цели. Правда, за развитием этих событий лучше наблюдать на дистанции.

— Борис Гребенщиков, посмотрев фильм «Лето» о Цое, к которому вы написали сценарий, сказал, что это ложь от начала до конца. А что сказали юмористы, посмотрев ваш фильм?

— Любой фильм, который не является документальным – это ложь от начала до конца. Я не ставил сверхзадачи отразить в картине «Лето» документы эпохи. Это были фантазии, эмоции, метафоры.

А по поводу того, что сказали юмористы, посмотрев фильм… Мне даже неловко повторять — подумаете, что я хвастаюсь. Мы сделали серию закрытых показов, на которых присутствовали Борис Смолин, Геннадий Хазанов, Клара Новикова, Юрий Стоянов, Аркадий Инин, Михаил Жванецкий. Все они приняли фильм очень тепло. Возможно, есть люди, которые отнеслись к картине по-другому. Это их право.

Юмор разрушил СССР

— Рэпер Face в треке к вашему фильму поет о том, что юмор разрушил СССР. Вы с этим согласны?

— В Советском Союзе юмор четко делился на два уровня: официальный, условно — программа «Вокруг смеха», и кухонный – анекдоты, которые рассказывали шепотом. Кстати, в России сегодня происходит то же самое.

Рэпер Face, вероятно, имел в виду неофициальный юмор. Спорить с ним я не буду. Хотя считаю, что СССР разрушил не юмор, а рок-н-ролл.

— Как пришла идея вставить в фильм песню рэпера Face, который в своем последнем альбоме «Пути неисповедимы» очень сильно критикует власть?

— Я не большой фанат этого альбома. Ранние треки рэпера Face мне нравились куда больше. А с песней было так: я показал ему фильм, и в последнюю секунду мы решили пустить его песню на титрах. Это стало одним из лучших решений, принятых мною на картине. Песня неожиданно придала фильму актуальность, которой никто не ожидал, и стала хитом. В Интернете у этого клипа 24 миллиона просмотров, а сам клип на 80 процентов состоит из кадров фильма «Юморист».

— Когда будет переведена на русский язык ваша книга о российском протестном движении Dressed Up for a Riot. Misadventures in Putin`s Moscow («Нарядившись на бунт. Злоключения в путинской Москве»)?

— У меня нет планов ее переводить. Не из-за какой-то адской цензуры, а просто из-за того, что я не понимаю, что в этой книге могло бы быть интересно россиянам. В основе книги — мемуары моей жизни в Москве между 2012 и 2015 годом. Я писал книгу на американского читателя, с огромным количеством объясняловки — например, кто такой Дмитрий Медведев.

— Как вы думаете, будет ли фильм «Юморист» понятен американскому зрителю?

— Скоро узнаем. Австралия и Новая Зеландия уже закупили картину. Скажу честно: когда я писал сценарий к фильму, то пытался смотреть на эту историю американскими глазами.

Конечно, в странах бывшего Варшавского блока картину воспримут более эмоционально и на более глубинном уровне. Я уже видел это на предпоказе в Чехии: реакция мало чем отличалась от российской. Но думаю, и в Америке, и в Австралии «Юмориста» поймут. Для того чтобы схватить суть фильма, достаточно знать, что существовала страна под названием СССР, там была цензура и жили знаменитые юмористы.

— Что у вас в ближайших планах?

— Готовим фильм на английском языке, снимаем его в Канаде. Картина будет называться Aspiration. А еще мною уже написан пилот большого сериала «Пешки», который мы не теряем надежды снова снять в Латвии.

«В Риге я турист»

— Вы родились в Риге, учились в Америке, сейчас живете и работаете в России. Что для вас Рига – далекий факт биографии или что-то другое?

— Рига дорогой для меня город. Я здесь родился, учился… Досконально знаю каждый закуток, мне нравится сюда возвращаться. Но ощущения порой возникают странные: я любому могу показать дорогу, но посоветовать, где можно пообедать или купить продукты, уже не могу. Места, которые являются наполнением города – магазины, кафе, рестораны, – изменили свои адреса. Так что в Риге я скорее турист.

— Ваши любимые места в Риге?

— Любимые места сформировались как раз во время съемок «Юмориста», потому что я жил здесь два месяца, причем рядом с моей первой школой – школой №10. Так что все дорогие моему сердцу места остались в этом районе.

— Что вы пожелали бы рижанам, которые будут смотреть ваш фильм?

— Поскольку все места, где развиваются события картины, для них знакомы и хорошо узнаваемы, мне не хотелось бы, чтобы рижане смотрели фильм с точки зрения: «О, я знаю этот дом!» Я хотел бы, чтобы они увидели историю отдельного человека, его поиски себя, терзания, преодоление страха. Потому что нет более понятной истории, чем история частная.

(подверстка 2)

И это всё о нём

* Михаил Идов родился 9 июля 1976 года в Риге. Окончил Пушкинский лицей. Вместе с ним в классе учились будущие известные литераторы Алексей Евдокимов и Александр Гаррос.

* В 1992 году эмигрировал вместе с родителями в Америку. Окончил Мичиганский университет (теория кино, сценарное мастерство и драматургия).

* C 2006 года работал обозревателем New York Magazine. Писал статьи для таких изданий, как The New York Times, The Wall Street Journal, Time, The New Republic, Foreign Policy, был главным реактором в журнале Russia! и лауреатом премии National Magazine Award.

* В 2012 Михаил Идов переехал в Москву, куда его пригласили на должность главного редактора российской версии журнала GQ.

* В Москве Идов начинает писать сценарии для фильмов «Лондонград», «Рашкин», «Духless-2», «Оптимисты», «Лето».

* В этом году фильмографию Идова пополнила драма «Юморист», которую он снял как режиссер. Премьера фильма в России состоялась в марте 2019 года.

«В Латвии есть все, что нужно для съемок – и запад, и восток, и города, и природа… Нам удалось найти здесь абсолютно все! Кроме казахской степи, хотя мы ее долго искали.

«Я не задумывал «Юмориста» как остро актуальную картину. В ней нет борьбы с системой. Это фильм про борьбу внутри отдельно взятого человека, которому кажется, что он находится не на своем месте и живет не своей жизнью.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *