let_paid

Никогда не говори "никогда"

• 31.10.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)709

Так Юрис Пайдерс ответил на вопрос «Субботы»: «Неужели партию «Согласие» никогда и не возьмут в правительство?» Известный латвийский журналист и политолог проанализировал послевыборную ситуацию в стране и опасения, что в Латвии может случиться тихий, ползучий антиконституционный переворот.

Работа над ошибками

— Теперь, когда схлынули эмоции, можно трезво и рационально оценить, что же всё-таки произошло. Ваше мнение?

— Оценивать любое событие можно либо с точки зрения психологии победы, либо психологии поражения.

Признавая поражение, страна, партия, человек делают вывод, что «так жить нельзя», и думают над тем, как изменить ситуацию. Исходя же из психологии победителя, они заявляют, что всё идёт отлично — и значит, менять ничего не следует, а нужно только продолжать выбранный курс.

Если подойти с этой меркой к итогам недавних выборов, то результаты получаются неоднозначные. Например, партия «Согласие» получила 23 мандата.

— И ещё один у неё, возможно, украли!

— Допустим. Но всё равно падение поддержки избирателей налицо, в том числе и на ключевом участке — в Риге. Конечно, на фоне остальных достигнут лучший результат, но можно ли считать его победой и почивать на лаврах?

Думаю, разумнее относиться к этим итогам как к тревожному звонку и поводу для того, чтобы извлечь серьёзные уроки.

На этот раз даже нельзя говорить о том, что русскоязычного избирателя увели конкуренты. «Русский союз Латвии» набрал ничтожное количество голосов.

— Вот это уж точно поражение!

— Да и лидеры «Русского союза» именно так это и расценивают.

— Удивительно, ведь совсем недавно, в мае, «РСЛ» уверенно преодолел 5-процентный барьер, и Татьяна Жданок уже в третий раз подряд отправилась в Европарламент…

— На европейских выборах победила не партия, а лично Татьяна Аркадьевна. Люди голосовали не за «Русский союз», а за личность, авторитет которой на партию автоматически не переносится.

Надо учитывать и то, что многим людям неважно, кто будет заседать в Европарламенте, а вот голосовать за депутатов Сейма они приходят. Это разные электораты, отсюда и различие результатов.

— Вы говорите об уроках выборов для «Согласия». Но эту партию опять не берут во власть. Так стоит ли стараться?

— Зарубежные друзья Латвии, в том числе такой влиятельный политик, как Ангела Меркель, советуют Латвии не отталкивать нацменьшинства от власти. Тем более что все видят: русскоязычные Латвии продемонстрировали лояльность, проголосовав за социал-демократическую партию, а не за «Русский союз». И если сейчас «Согласие» снова наказать отлучением от власти, это может стать риском для безопасности страны.

Но знаете… Есть очень правильная поговорка: «Никогда не говори «никогда»…

«Зелёный» прорыв

— А «Единство» победило или проиграло?

— Проиграло, и заметно. Хоть чисто арифметически партия набрала больше голосов, но результат всё равно заметно хуже предыдущего. И это несмотря на то, что «Единство» шло на выборы широким списком, по сути коалицией, с привлечением очень популярных кандидатов из партии Затлерса.

Не помогло и то, что Латвийское телевидение ежедневно предоставляло слово представителям правящей партии, занимающим высокие посты.

Сегодня «Единство» уже не «старший брат», имевший заметное большинство и определяющий голос, хотя оно ещё, кажется, этого не осознало.

— «Зелёным» и крестьянам удалось заметно улучшить свои результаты — на семь голосов…

— Это безусловный успех. Есть районы, где за «зелёных» и крестьян отдано 60 процентов голосов. И не случайно. Избиратели этой партии представляют собой определённую группу населения — не национальную, а социальную. Представители «зелёных» и крестьян в течение долгого времени использовали ресурс власти для улучшения жизни крестьян. Поэтому у этого электората есть чёткое понимание того, что «своя» партия не даст их в обиду.

На прошлых выборах избиратели были ошеломлены накалом объявленной борьбы с олигархами, в ходе которой проводились даже явно сатанинские ритуалы вроде сожжения чучела олигарха. Эта кампания демонизации «зелёных» и крестьян снизила их популярность. Но прошло время, и люди разобрались, что к чему.

— Опросы перед выборами, кажется, не предвещали такого прорыва…

— Большой эффект дало подключение на последнем этапе харизматичного Айвара Лембергса. Многим избирателям, в том числе протестному электорату, по душе его самостоятельная позиция. Он чётко заявил, что даже солдатам НАТО, если они безобразничают, спуску не будет.

И вот итог: сегодня коалицию составляют три примерно одинаковые группировки, так что всем им придётся умерить аппетиты, чтобы найти компромисс. Ведь теоретически вполне можно создать другие варианты правительства.

Например, «зелёные» и крестьяне вместе с «Национальным объединением», партией Судрабы и «Региональным объединением». Хотя вряд ли такая конфигурация была бы правильной, потому что в итоге правящие получили бы очень жёсткую оппозицию в лице «Единства» и «Согласия», но теоретически такая возможность существует.

А это значит, что послевыборный торг затрагивает распределение между партиями трёх ведущих постов: президента, председателя Сейма и премьера. Для того чтобы правительство было стабильным, нужно сначала договориться об этих ключевых должностях, а уже потом переходить к дележу постов министров. Это процесс единый и взаимосвязанный.

Ползучий переворот

— Самое главное сегодня — соблюдение Конституции Латвии.

— А что, есть проблемы?

— Да. В стране идёт настоящая ревизия основного закона.

— Что вы имеете в виду?

— Предложение премьера Лаймдоты Страуюмы о том, что список министров должно сначала утвердить Бюро по защите Конституции, а уже потом Сейм. После инцидента с Байбой Брокой, которой пришлось уйти с поста министра юстиции из-за того, что спецслужбы не дали ей доступа к государственной тайне, правительство решило подстраховаться.

Новшество подаётся как чисто техническое, но на самом деле это серьёзное изменение политической системы. Ведь согласно Конституции президент назначает премьера, который набирает себе команду и предлагает её на утверждение Сейму. Если же правительство сначала должно пройти утверждение в Бюро по защите Конституции, это значит, что власть избранного народом парламента подменяется диктатом спецслужб.

Решения этой неполитической и невыборной структуры нельзя обжаловать. И даже тот, кто попал в чёрный список, не имеет права узнать, почему. Всё это не может не настораживать.

— Напоминает Советский Союз?

— Нет, что вы… В Советском Союзе такого не было. КГБ там строго подчинялось Политбюро.

— А в других странах есть такая практика?

— Не слышал. Может, в Северной Корее?

Я не спорю, суверенная страна может принять решение о передаче полномочий парламента спецслужбам — Бюро по защите Конституции. Но такие серьёзные изменения в политическом устройстве страны должны происходить открыто и иметь корректное юридическое оформление.

Чтобы узаконить предложенный Лаймдотой Страуюмой порядок, Сейм должен принять поправки к Конституции, которые гласят, что парламент может утвердить министров только после их одобрения спецслужбой.

— Выходит, неважно, кого выбрали, главное — кого утвердит Бюро по защите Конституции? То есть любому, даже самому популярному политику, можно перекрыть доступ к власти? Разве это не лишает выборы смысла?

— Вот и я об этом. Я назвал бы это тихим, ползучим антиконституционным переворотом. Считаю, что об этом нужно громко говорить.

Ксения ЗАГОРОВСКАЯ.

Согласно Конституции президент назначает премьера, который набирает команду и предлагает её на утверждение Сейму. Если же правительство сначала должно пройти утверждение в Бюро по защите Конституции, это значит, что власть избранного народом парламента подменяется диктатом спецслужб.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *